Показано с 1 по 6 из 6
Тема:

Психические расстройства. Школьная литература. "Психические заболевания и психиатрия в романе М.Булгакова

  1. #1

    Психические расстройства. Школьная литература. "Психические заболевания и психиатрия в романе М.Булгакова

    Психические расстройства. Школьная литература. "Психические заболевания и психиатрия в романе М.Булгакова "Мастер и Маргарита"


    Любой человек может стать жертвой болезни, в том числе психической. О формировании добродетельного отношения к людям, и к больным людям в особенности, необходимо заботиться с детства. Особую заботу надо проявлять о формировании доброго отношения к людям с расстройствами психики, потому что именно здесь имеется перевернутое отношение нашего общества, неправильное, несправедливо жестокое. В школьной литературе есть произведение, в котором рассказы будущих пациентов психиатрии вначале являются сюжетом романа. Автор как бы предлагает: «А что если болеющих услышать и поверить невероятному?». Это "Мастер и Маргарита" М.Булгакова.

    Роман «Мастер и Маргарита» ошеломляет емкостью фразы, любого фрагмента и всего сюжета в целом . Как в школьном возрасте может на основе такого художественного текста формироваться отношение к людям с психическими расстройствами? Станет ли читатель романа добрее, адекватнее и конструктивнее понимать состояния людей и существующую ситуацию в российской психиатрии?

    Из романа «Мастер и Маргарита» информация, касающаяся психиатрии, поступает к читателю прямо-таки лавиной. Но такова специфика романа, что внимание отвлечено на другие аспекты. Многие читатели не замечают, что делают выводы о «расстроенном» человеке без учета его состояния . Среди многочисленных отзывов о персонажах романа есть негативные, циничные фразы, присутствуют и бесчеловечные, и нездоровые мнения о страдающих людях и их судьбе. А ведь «Солнце всходит над злыми и добрыми», и еще написано в Евангелии, что «гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду, а кто скажет: «безумный», подлежит геенне огненной».

    Считаю, что в книге М.А. Булгакова сказано много правды о психических расстройствах, многое вообще является руководством к действию. Иногда нелегко понять , серьезно говорит автор или иронизирует, отдельные моменты не удается полноценно осознать.

    Я выбрала из романа те отрывки, которые непосредственно раскрывают сущность душевного заболевания, работы психиатров, отношения окружающих людей к жертвам психических расстройств и добавила к этому свое понимание текста и свой взгляд на существующую в нашей стране ситуацию. Тема эта тяжелая, позиция сочувствия к расстроенным людям для многих может быть нежеланной. Однако, для того и существует в школе предмет «литература», чтобы школьникам заранее узнавать о встречающихся в жизни проблемах и обсуждать их всесторонне, чтобы услышать и понять что-то новое.

    Сюжет романа.

    «...Так кто ж ты, наконец?
    - Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». (Гете. "Фауст")

    Роман предваряется словами персонажа поэмы Гете - Мефистофеля - дьявола в человеческом обличье.

    Воланд, мессир, консультант, иностранный профессор чёрной магии – так называют сатану герои романа Булгакова.

    По сюжету романа дьявол является в Москву. Здесь живут Мастер и Маргарита. Мастер написал роман о Понтии Пилате, в котором Пилат казнил доброго философа Иешуа Га-Ноцри и мучился от чувства своей несправедливости.

    Книгой зачитывается Маргарита – замужняя женщина. Она восхищается текстом. Мастер и Маргарита считают свои тайные отношения любовью.

    Увы, московские литераторы этот роман не приняли.

    Сознание Мастера менялось. Он стал испытывать влияние черных сил на душу и понял, что писал этот роман под влиянием сатаны. Его психическое здоровье стало рушиться. В критический момент он сжег роман и добровольно лег в психиатрическую клинику.

    В это время и появляется в Москве сатана в обличье человека. Он сам рассказывает Михаилу Берлиозу и Ивану Бездомному первую главу из написанной Мастером книги. Увы, эти литераторы - атеисты не верят не только в Бога, но и в дьявола тоже. Воланд тут же уничтожает руководство Массолита и физически (погибает руководитель - Берлиоз), и символически (союзу литераторов «отрезали голову»). Поэт Иван Бездомный оказывается свидетелем трагедии и нелепо пытается изловить убийцу Воланда вместе с другими странными членами его шайки.

    Иван Бездомный.

    «Иван Николаевич поднял свечу и вскричал:- Братья во литературе!
    (Осипший голос его окреп и стал горячей) слушайте меня все! Он появился! Ловите же его немедленно, иначе он натворит неописуемых бед!
    - Что? Что? Что он сказал? Кто появился?- Понеслись голоса со всех сторон.
    - Консультант!- Ответил Иван, - и этот консультант сейчас убил на Патриарших Мишу Берлиоза. Иностранный консультант, профессор и шпион! Озираясь, Иван, растолкал окружающих, начал размахивать свечой, заливая себя воском, и заглядывать под столы».

    Литераторы восприняли поведение своего коллеги как сумасшествие. Так далекие от медицины люди определили Ивана в психиатрию.

    «- Я подам жалобу на вас всех. А на тебя в особенности, гнида! - Отнесся он отдельно к поэту Рюхину. - Меня, здорового человека, схватили и силой приволокли в сумасшедший дом! Балбес и бездарность Сашка Рюхин! Посмотрите на его постную физиономию и сличите с теми звучными стихами, которые он сочинил к первому числу! Хе-хе-хе... "Взвейтесь!" Да "развейтесь!"...

    Здесь Рюхин всмотрелся в Ивана и похолодел: решительно никакого безумия не было у того в глазах.

    - А почему вас, собственно, доставили к нам?- Спросил врач».

    Сумбурный рассказ поэта Бездомного врач выслушал, затем Ивану насильно был поставлен укол, и его «закрыли» в больнице.

    «- А что же это такое с ним?- Робко спросил Рюхин.

    Усталый врач вяло ответил:

    - Двигательное и речевое возбуждение. Бредовые интерпретации. Случай, по-видимому, сложный. Шизофрения, надо полагать.
    - А что это он все про какого-то консультанта говорит?
    - Видел, наверно, кого-то, кто поразил его расстроенное воображение. А может быть, галлюцинировал...»

    Рюхин возвращался из больницы и терзался. Само посещение «дома скорби» очень тяжелое событие, здесь каждая мелочь «прилипает к памяти». Он понимал, что «худшего несчастья, чем лишение разума, нет на свете. Но еще была обида. Да, да, обидные слова, брошенные Бездомным прямо в лицо. И горе в том, что в них заключается правда. Поэт стал что-то бормотать, ныть, глодая самого себя. "Правду, правду сказал! - Безжалостно обращался к самому себе Рюхин, - не верю я ни во что из того, что пишу!»

    Состояние Рюхина емко диагностировал Булгаков - «Отравленный взрывом неврастении».

    «- Почему другим поэтам везет? Но что он сделал? Я не понимаю. Что-нибудь особенное есть в этих словах: "буря мглою..."? Не понимаю!» Совершенно больной и даже постаревший поэт Рюхин вернулся в дом литераторов.

    Таков первый эпизод, непосредственно о психиатрии. Как все емко и органично! Однако, юмор, фантасмагория, нелепость поведения человека отвлекают от мыслей о сущности беды. Рассказы о грехах якобы оправдывают безжалостное восприятие ситуации.

    Первичное размещение в больнице, особенно, если это происходит публично, даже просто посещение этого учреждения – трагедия. Это правда. Но это неправильно. Не так должно быть, если бы все мудро понималось и делалось у нас.

    Недавно я слышала такой рассказ от бывшей медсестры терапии. Она вспоминала, как лет двадцать назад ее коллегии - медсестры подметили, что одна пациентка временами говорит «не в тему». Вызвали скорую психиатрическую помощь. Те беседовали с женщиной, ничего не заметили, решили: «Она нормальная». Уже собирались уезжать, как вдруг она что-то сказала невпопад и ее стали «вязать». Далее рассказ бывшей медсестры был особенно эмоционален и циничен – как долго трое мужиков не могли справиться с женщиной: «Вот ведь какая! Еще не дается!».
    Меня поразило, как было воспринято это повествование – слушающие совсем не имели сочувствия к женщине. Сейчас тем, кто вызывает скорую психиатрическую помощь, разъясняют, что лечение психики по закону – добровольное дело. Исключением являются случаи, когда есть риск для чьей-то жизни. Появился новый закон, но отношение у людей пока еще старое.

    Вот еще один случай из жизни. Только много лет спустя участники этих событий поняли свою, мягко скажем, неправоту. В начале девяностых на местном телевидении передачи снимали энтузиасты. Как им удавалось малыми силами поднимать нешуточные темы? Например, делали передачу о медицине. Оператора с камерой на один день отправили в поездку со «скорой помощью» - снимай, что попадется. Был же вызов в деревню - муж пожаловался на ревнивую жену и ее насильно увезли в психиатрию. Что же делать с такими кадрами? Женщина рвалась, кричала, рядом были «зрители и случайные свидетели». Ославили женщину на весь район, опозорили. Удивительно, но не было даже мысли ее саму спросить, что она думает об этих съемках, о своей госпитализации. Не задавали вопросов и мужу. Не поискали никого, кто мог бы объяснить положение семьи, кто мог бы помочь. Женщина ослаблена, защищаться не может, а получила от общества горький и бесчеловечный удар, а взамен никакого сожаления и никакой помощи от местного сообщества. Для чего была нужна такая передача?

    Рюхин

    Вернусь к сюжету книги и отмечу еще такой факт - люди, возбужденные невероятными событиями, говорят много правды, но им не верят. Зато узнаваемые факты производят эффект шока. Такого нет, если правда звучит из уст здорового человека. Так «пострадал от правды» поэт Рюхин. Фактически, он после выхода из психиатрии сам нуждался в помощи психиатра или психолога, или духовника. То, чего не могут сказать ни врачи, ни здоровые люди говорят в романе больные люди.

    Поэт Рюхин по описанию Булгакова тоже имел в своей душе особо ценную идею – он примеривался к таланту Пушкина, желал его славы, мучился недостижимостью такого же признания. Наличие такого «таракана в голове» не повлекло за собой значительного расстройства психики. Но неврастения у него все же была, и она оставалась без врачебного внимания.

    С одной стороны, говорят, что психическое расстройство – самое большое несчастье. С другой стороны, общество вместо сочувствия к таким людям проявляет негатив. Как понимать такое несоответствие? В случаях других несчастий жалость и сострадание проявляются в людях.

    Хочется обратить внимание на такое явление среди врачей и медперсонала – психологическая защита от потрясений - многие становятся черствыми, бездушными. Жалея, проникаясь чужими бедами, можно не выдержать нагрузки. Доверяя и вслушиваясь в объяснения, можно и самому запутаться (вспомните «палату №6»)...

    Если у здоровых медиков - профессионалов не хватает сил жалеть душевнобольных людей, выслушивать и помогать психологически, то где тем взять силы переносить свое несчастье? Надо искать варианты помощи врачам, медсестрам, чтобы они справлялись с нагрузкой, оставаясь человечными, вникающими в суть болезни специалистами.

    Возможно, выход следует искать в духовности. Попечение священника может серьезно изменить духовное наполнение врача. Тогда профессиональное психиатрическое образование надо освободить от принципа светского, нерелигиозного. Это уже правовой вопрос, причем очень глубокий. Здесь имеется коллизия – ведь в законе «О психиатрической помощи…» заложено обеспечение возможности для больных исполнять религиозные обряды во время лечения. Было бы интересно узнать результаты такого социологического опроса, проведенного среди больных людей и их родственников – где бы они предпочли лечиться – у врачей, дистанцировавшихся от религии, или у верующих докторов. На мой взгляд, 100% предпочли бы верующих.

    Диагностика

    Следующий момент, имеющийся в тексте романа. Слишком быстро и легко ставятся диагнозы. Зачастую – с первого взгляда, а то и со слов пожаловавшихся.

    «Усталый врач вяло ответил:
    - Двигательное и речевое возбуждение. Бредовые интерпретации. Случай, по-видимому, сложный. Шизофрения, надо полагать».

    Здесь Булгакова я не понимаю. В учебниках по психиатрии советских времен очень четко написано, что к вопросу сообщения диагноза отношение должно быть крайне осторожным, более того, даны инструкции, как и когда это должно произойти. Иван Бездомный попал в очень хорошую клинику. Невероятно, чтобы доктор в первую же встречу объявил, что у пациента шизофрения, еще и сказал это чужому человеку.
    Я только так могу трактовать этот участок текста, что критикуется вообще постановка диагноза. Действительно, в тех же советских учебниках иногда можно прочитать, что опытный психиатр видит шизофрению.

    Однако, есть и другие мнения: что невозможно чётко разграничить пациентов с шизофренией и пациентов, например, с депрессией. На конгрессе по шизофрении в 2007г. в ходе голосования 62 голоса против 61 были в пользу отказа от термина «шизофрения». Исследование Дэвида Розенхана «О нормальных людях в ненормальных местах», продемонстрировало субъективность и ненадёжность диагностики.
    Даже сама фраза «опытный психиатр видит шизофрению» говорит о предвзятости автора. Что это за «диагностика взглядом»? Возьмем, к примеру, медкомиссию в военкомате. Там через осмотр психиатра шизофреники проходят легко. Достаточно им сказать, что у них все хорошо, и психиатр пишет «здоров».

    Вопрос сообщения диагноза продолжает стоять на повестке дня. Бывает, что это делается грубо. Бывает, что это вообще не делается. Зато происходит разглашение диагноза . Это какая-то игра в документы. В больничных листах сейчас не напишут даже «ангина». Между тем в аптечных рецептах есть и имя больного и фамилия, к примеру, психиатра. Там же и название препарата. Рецепт попадает в руки специалиста в регистратуре, который ставит печати, какого-нибудь статиста, фармацевта. Невозможно вычислить, кто из них любопытен и болтлив. Или проскочит в какой-нибудь справке F20. Любой догадается посмотреть, что это значит. Появляются подробные документы в военкомате, а там через сколько рук они проходят?

    Родители удивляются, все знают, а мы не знаем, что там доктора нам написали.

    Когда идет разговор об этом с докторами, они отмахиваются: «Да не тряситесь вы над этим, велика беда, что кто-то узнает!» Тогда объясните всем, что ваши пациенты - полноценные люди, чтобы они не становились изгоями!

    Бездомный лечится в хорошем отделении.

    Вернемся к роману и к нашему герою – поэту Бездомному.

    Настало утро. Один в прекрасной палате с новомодной системой вызова необходимых сотрудников для исполнения своих возможных разнообразных желаний, Иван знакомится с наидобрейшим персоналом.

    «- Пожалуйте ванну брать, - пригласила женщина, и под руками ее раздвинулась внутренняя стена, за которой оказалось ванное отделение и прекрасно оборудованная уборная.

    Иван сказал с иронией: - ишь ты! Как в "Метрополе"!

    - О нет, - с гордостью ответила женщина, - гораздо лучше.
    Такого оборудования нет нигде и за границей. Ученые и врачи специально приезжают осматривать нашу клинику. У нас каждый день интуристы бывают…

    Что желаете надеть - халатик или пижамку?

    В кабинете за Ивана принялись трое - все в белом.

    Перед Иваном было три пути. Первый: кинуться на эти лампы и замысловатые вещицы, и всех их к чертовой бабушке перебить и таким образом выразить свой протест. Был второй путь: немедленно начать повествование о консультанте и Понтии Пилате. Однако вчерашний опыт показал, что этому рассказу не верят или понимают его как-то извращенно. Иван избрал третий вариант: замкнуться в гордом молчании».

    Но реально получилось, что Иван много отвечал на вопросы, за ним исписали немало бумаги, провели разнообразные исследования, использовали все ультрасовременные способы диагностики. К нему пришла целая свита врачей во главе с профессором. Они внимательно и ласково обращались с пациентом, выслушивали и уверяли, что помогут.

    «Иван только горько усмехался про себя и размышлял о том, как все это глупо и странно получилось. Подумать только! Хотел предупредить об опасности, грозящей от неизвестного консультанта, собирался его изловить, а добился только того, что попал в какой-то таинственный кабинет, чтобы рассказывать всякую чушь про дядю Федора, пившего в Вологде запоем. Нестерпимо глупо!»

    Описание условий в больнице, рассказ об уровне и скорости диагностики, об обслуживании - горькая, прегорькая ирония. На деле все обстоит не так. Лечение с отсталой диагностикой, палаты в безотрадном состоянии, многолюдные,
    территория для прогулок может походить на площадку для выгула собак, а может вообще отсутствовать, не всякий врач потратит время на беседу, даже короткую, а самые примитивные исследования, возможно, пройдут спустя большой промежуток времени. Поскольку укладывают в больницу с таким предположительным диагнозом сразу надолго, торопиться вроде и не обязательно. К тому же стремительно увеличивается поток поступающих в психиатрию, и лаборатории не справляются с нагрузкой.

    Анализы нередко имеют только формальное значение – врач обязан вшить их в дело. И никакой мудрености – общий анализ крови, общий анализ мочи, ЭХО, рентгеновский снимок черепа…

    Нет даже анализа на содержание в крови наркотиков или психотропных препаратов…

    Все обследования других специалистов – хирургов, терапевтов и т.д. тоже нередко формальны. Самое неприятное – из-за закрытости этой сферы скрыта информация о лечении не столько в интересах больного, сколько ради прикрытия халатности врача.

    Ванны, пижамки… Что об этом сказать! Дай вам Бог никогда не увидеть реальности!
    Внимание докторов, обстоятельные беседы, внятные объяснения – это тоже не в каждой больнице, не каждому больному.

    Однажды я узнала такой случай. Человек выписался из больницы, так и не поняв, что с ним случилось. Спрашивает он у участкового психиатра: «Зачем мне пить лекарства?». Ответ звучал так: «В больнице лежал?.. Понравилось?.. Еще хочешь?.. Если не хочешь, пей лекарства…»

    Человек предполагал услышать объяснение, как действует препарат на его мозг, на все тело, на психику и почему он необходим. Вместо этого он услышал УГРОЗУ. Чем же пугает доктор? БОЛЬНИЦЕЙ !!! Тем местом, куда человек должен приходить за помощью, за надеждой!

    О том, какой опыт могли бы перенять мы, можно прочитать в книге «Бесполезен,
    как роза». Ее автор, норвежская писательница Арнхильд Лаувенг, излечилась от параноидной шизофрении и стала клиническим психологом:

    «В больницах я получала помощь и лечение, и там у меня была защита от одиночества. Лечебные заведения как-то возмещали отсутствие социальных связей, и в некоторых даже чувствовалось домашнее тепло. Я помню подготовку к празднованию Рождества, мастерскую, где готовились пасхальные подарки, летние экскурсии и осенние праздники. Я помню вечера с хоровым пением, беседами. Там всегда было с кем поговорить, мы обедали вместе в большой столовой, ночные дежурные не спали всю ночь, так что и ночью можно было найти, с кем побеседовать. Лечебные заведения были большие, с рабочей комнатой, общей гостиной, вестибюлями, комнатами для групповых занятий, залой для общих собраний, в некоторых был даже свой спортивный зал»...

    В настоящее время в Швеции, Финляндии, Германии, Швейцарии, Венгрии и некоторых других странах функционируют Дома - Сотерии. В своей работе «Сотерия и другие альтернативы неотложной психиатрической госпитализации» Лорен Мошер, объяснил: это «применение по 24 часа в день межличностных вмешательств, осуществляемых непрофессиональным персоналом, обычно без лечения нейролептиками в контексте немногочисленного, аналогичного домашнему, тихого, поддерживающего, защищающего и толерантного социального окружения».

    Результаты исследований показали, что программа аналогична по эффективности лечению нейролептиками при первом и втором эпизодах шизофрении.

    Во многих странах за пределами Западного мира лечение протекает менее формально, и решающее слово там имеют местные сообщества. А результаты терапии бывают лучше, чем на Западе. Причину этого явления ученые еще не поняли, но предполагают, что она кроется в культуре народов. Очень хорошее долговременное улучшение обнаруживается, например, у больных шизофренией в Индии, Колумбии, Нигерии.
    Нам есть у кого перенимать добрый опыт.

    Добровольность лечения, раздвоение Ивана.

    Поэт Иван Бездомный беседует с профессором Стравинским.

    «- Я требую, чтобы меня немедленно выпустили!
    - Ну что же, славно, славно!- Отозвался Стравинский. Действительно, какой же смысл задерживать в лечебнице человека здорового? Хорошо-с. Я вас немедленно же выпишу отсюда, если вы мне скажете, что вы нормальны. Итак, вы нормальны?

    Прежде чем ответить, Иван очень и очень подумал, морща лоб, и, наконец, сказал твердо:
    - Я - нормален.
    - Ну, вот и славно! - Воскликнул покоренный Стравинский и, приказал:- выпишите, пожалуйста, гражданина Бездомного в город. Но эту комнату не занимать, постельное белье можно не менять. Через два часа гражданин Бездомный опять будет здесь.
    - На каком основании я опять буду здесь?- Тревожно спросил Иван.

    Тут что-то странное случилось с Иваном Николаевичем. Его воля как будто раскололась, и он почувствовал, что слаб, что нуждается в совете…»

    В этом фрагменте снова освещается вопрос добровольности лечения. Попав в психиатрическое отделение, человек не может выйти из него до тех пор, пока врач не примет решение о выписке. К чему это приводит? Вместо того, чтобы понять свое состояние, начать бороться с болезнью, человек учится симулировать психическое здоровье. Он старается копировать поведение тех пациентов, которых доктора выписывают, скрывает факты проявления своей болезни.

    Итак, Иван Бездомный не может найти доверия, не может объяснить свою проблему.

    «Иван тихо плакал, он жалобно вскрикивал и закрывал лицо руками. Врач сделал укол и уверил, что он больше плакать не будет. Напившись горячего молока, Иван опять прилег и сам подивился тому, как изменились его мысли. Не пугала более отрезанная голова Берлиоза, и стал размышлять Иван о том, что в клинике неплохо, что Стравинский умница и знаменитость и что иметь с ним дело чрезвычайно приятно.

    - Почему я так взволновался из-за того, что Берлиоз попал под трамвай?- Рассуждал поэт.- В конечном счете, ну его в болото! Кто я, в самом деле, кум ему или сват? чего это я, объясните, взбесился на этого загадочного консультанта, мага и профессора с пустым и черным глазом? К чему вся нелепая погоня за ним?

    - Но-но-но, - вдруг сурово сказал где-то внутри прежний Иван Ивану новому, - про то, что голову Берлиозу-то отрежет, ведь он все-таки знал заранее? Как же не взволноваться?

    - О чем, товарищи, разговор! - Возражал новый Иван прежнему Ивану, - Человек лично был знаком с Понтием Пилатом. Не умнее ли было бы вежливо расспросить о том, что было далее с Пилатом и этим арестованным Га-Ноцри?»…

    Раздвоение Ивана – так озаглавлена в романе целая глава. Но раздвоение чего здесь описывается? Сознания? Личности? То, что мы читаем - это похоже на обычную смену позиции. Такое бывает с любым здоровым человеком - он находит оправдание себе, ищет утешение, если что-то не смог сделать.

    Двойственность иногда напрасно приписывают человеку, а иногда не видят и не осознают, когда она есть. Например, один пациент говорит: «Я абсолютно здоровый», и тут же говорит: «У меня болит все». В обоих случаях он говорит одно и то же - что лечиться ему плохо.

    «Подремав немного, Иван новый ехидно спросил у старого Ивана: - так кто же я такой выхожу в этом случае?

    - Дурак! - Отчетливо сказал где-то бас, не принадлежащий ни одному из Иванов и чрезвычайно похожий на бас консультанта…»

    Вот через такие явления не каждый прошел – у Иванушки имеется, по крайней мере, один «чужой голос». Ему неприятно спорить самому с собой, и «кто-то злой пристроился» к внутренним мыслям, вставляет свои оскорбления в адрес Ивана. В данном случае ему слышится голос встреченного консультанта. Иван не может подумать, что он сам себя обозвал, да еще и не своим голосом.

    Герои Булгакова – пациенты клиники доктора Стравинского действительно достойны сострадания. Если же у кого-то оно не появляется, то стоит перечитать книгу, чтобы разглядеть написанное и увидеть горе человеческое.

    Мастер

    «Сон крался к Ивану, вдруг решетка балкона беззвучно поехала в сторону. С балкона осторожно заглядывал в комнату бритый, темноволосый, с острым носом, встревоженными глазами и со свешивающимся на лоб клоком волос человек примерно лет тридцати восьми».

    Читателю описали Мастера, когда он уже стал пациентом психиатрии. Мастер и Иван Бездомный быстро нашли общий язык.

    «Благодарного слушателя получил Иван Николаевич в лице таинственного похитителя ключей! Гость не рядил Ивана в сумасшедшие, проявил величайший интерес к рассказываемому...

    Когда Иван добрался до того момента, как Понтий Пилат в белой мантии с кровавым подбоем вышел на балкон, гость прошептал:
    - О, как я угадал! О, как я все угадал!..
    Загрустив, Иван сказал: «Я оказался здесь».
    - Несчастный поэт!
    - Да кто же он, наконец, такой?..
    Гость и веско и раздельно сказал: «Вчера на Патриарших прудах вы встретились с сатаной».

    Иван был сильнейшим образом ошарашен. Мастер добавил:
    - Право, я удивляюсь Берлиозу! Сатану нельзя не узнать, мой друг! Берлиоз, сколько я о нем слышал, все-таки хоть что-то читал! Хотя в защиту его я должен сказать, что Воланд может запорошить глаза и человеку похитрее…
    - А меня сумасшедшим называют!.. - Прибавил Иван.

    - Будем глядеть правде в глаза. И вы, и я - сумасшедшие, что отпираться! Видите ли, он вас потряс – и вы свихнулись, так как у вас подходящая для этого почва. Но то, что вы рассказываете, бесспорно, было в действительности. Но это так необыкновенно, что даже Стравинский, гениальный психиатр, вам не поверил. Ваш собеседник был и у Пилата, и на завтраке у Канта, а теперь он навестил Москву.

    - Да ведь он тут черт знает, чего натворит! Как-нибудь его надо изловить?
    - Вы уже пробовали, и будет с вас. А что натворит, это уж будьте благонадежны."

    Прозвучало одно из объяснений причины расстройства психики. «Видите ли, он вас потряс – и вы свихнулись, так как у вас подходящая для этого почва».

    Что это за разница между людьми в восприятии потрясающих событий? Психиатры говорят о существующей предрасположенности людей к психическим заболеваниям, которая не означает наследственности. Так что же это за «подходящая почва» для того, чтобы свихнуться? Как своевременно разглядеть ее и что предпринять?

    Можно найти результаты исследований по ранней диагностике. За 30 месяцев до начала болезни ее можно разглядеть, внимательно наблюдая за изменением состояния человека. Только кто же это сделает? Врачебное наблюдение за всеми здоровыми людьми невозможно (доктора и за больными не успевают наблюдать).
    Население в плане оценки состояний человека безграмотно. Наконец, есть общественная проблема – негативное отношение к людям с психическими расстройствами. Не то, что ранняя диагностика не происходит, даже острая форма не диагностируется, когда заболевание скрывается. Человека прячут в домашних условиях и берегут и от общества, и от психиатров. В случае, если это сын, то еще и от военкомата. Нет статистики, какова численность таких несчастных семей, но точно, что в последнее время их стало много.

    Как Мастер воспринял одинаковость рассказа Ивана с содержанием своего романа? Он считает, будто вся информация о Понтии Пилате была передана Иванушке через дьявола. Мастер свой роман сжег. Однако теперь он слышит его пересказ из чужих уст. Какой он сделает для себя подсознательный вывод? – Стало быть, сожжение моей рукописи не привело к ее исчезновению. Видимо, появившись в моей голове, она стала достоянием сатаны.

    Позже это проявится уже в его видениях – Воланд Бездомного заявит, что «рукописи не горят».

    Как только мы предположим, что психика Ивана «показала» ему то, что он знал, но забыл, (он мог когда-то прочитать главы романа Мастера, которые были опубликованы!) весь сюжет романа изменяется в нашем понимании. Это уже не фантастика, не появление дьявола в Москве, а галлюцинация Ивана, в которой были яркие воспоминания, и страшным совпадением в них вплелась трагическая гибель Берлиоза.

    Мастер рассказал Ивану историю своей жизни. Обратим внимание на повествование о встрече с Маргаритой.

    «Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы… Повинуясь этому желтому знаку, я тоже свернул в переулок и пошел по ее следам. Он вдруг вытер неожиданную слезу и продолжал:- любовь выскочила перед нами, как из-под земли выскакивает убийца в переулке, и поразила нас сразу обоих! Так поражает молния, так поражает финский нож!..

    Она утверждала впоследствии, что любили мы друг друга давным-давно, не зная друг друга. Да, любовь поразила нас мгновенно. И скоро, скоро стала эта женщина моею тайною женой. Гость и его тайная жена пришли к заключению, что столкнула их сама судьба и что созданы они друг для друга навек.

    Маргарита сулила славу, она подгоняла и стала называть его Мастером. Она нараспев и громко повторяла отдельные фразы, и говорила, что в этом романе ее жизнь»…
    Внимательный человек заметит, что в больнице Мастер, даже оценивая себя психически больным, не пресекает своих рассуждений - он переосмысливает свою жизнь, находит в ней повиновение каким-то силам, знакам.

    Чувствуется, что мастер мистифицирует свои чувства. Он в плохом состоянии, всякому событию приписывает влияние «нечистой силы». Он не может строго соблюдать логику мышления. В горе человек вспоминает самых близких людей. С ними связаны все надежды, но эти мысли перемежаются с мыслями о воздействиях. Все это объединяется и внезапно под удар попадают самые любимые и самые дорогие люди – они оказываются под подозрением, будто через них действует «нечистая сила».

    Из такого посыла появляется необходимость в анализе всех своих прежних отношений, возникают новые и новые вопросы, человек ищет на них ответы. Случайно или осознанно он втянут кем-то в этот беспощадный круговорот? Добра или зла желали ему знакомые? Как теперь относиться к людям?

    Эти размышления - следствие тяжелого состояния и одновременно причина его продолжения.

    «Рассказ Иванова гостя становился все путанее, все более наполнялся какими-то недомолвками. Он говорил что-то про косой дождь и отчаяние в подвальном приюте, о том, что ходил куда-то еще. Шепотом вскрикивал, что он ее, которая толкала его на борьбу, ничуть не винит!"

    «То, о чем рассказывал Мастер «на ухо» Ивану, по-видимому, очень волновало его. Судороги то и дело проходили по его лицу. В глазах его плавал и метался страх и ярость».

    Не может человек в одиночку переносить такой шквал чувств, эмоций, мыслей.
    Он идет к тем, кто его может выслушать и понять, он высказывается, выливает душу. Зачем? Наверное, это действует та внутренняя сила, которая стремится к избавлению от болезни и которая требует общения.

    Сам по себе рассказ уже имеет большое значение. Человек, выразивший словами свои мысли, чувства, увидевший реакцию собеседника может сделать новые выводы для себя. Все же одного рассказа мало. Надо, чтобы собеседник не только соглашался выслушать (такого человека тоже надо найти!), но и мог сказать в ответ что-то действительно важное, толковое, существенное.

    Мастер рассказывал, как тяжело душе от дьявольского воздействия.

    «Так, например, я стал бояться темноты. Мне казалось, что через оконце, хотя оно и было закрыто, влезает какой-то спрут с очень длинными и холодными щупальцами.
    Это было в сумерки, в половине октября. Я лег заболевающим, а проснулся больным. Мне вдруг показалось, что осенняя тьма выдавит стекла, вольется в комнату, и я захлебнусь в ней, как в чернилах. Я встал человеком, который уже не владеет собой. Я боролся с собой как безумный. У меня хватило сил затопить печь и сжигать роман.
    Я шептал: - догадайся, что случилась беда. Приди, приди, приди!

    В окно кто-то стал царапаться тихо. Сердце мое прыгнуло, и я бросился отворять. Она припала ко мне, вся мокрая, с развившимися волосами, дрожащая. Тихо вскрикнув, она голыми руками выбросила из печки на пол последнее, что там оставалось, повалилась на диван и заплакала неудержимо и судорожно.

    Когда она утихла, я сказал: «Я возненавидел этот роман, и я боюсь. Я болен. Мне страшно.

    Со мною будет нехорошо, и я не хочу, чтобы ты погибала вместе со мной.

    Она страшно оживилась, припала ко мне и сказала: - я погибаю вместе с тобою!»...
    «- Да, в половине января, ночью, я жался от холода в моем дворике. Страх владел каждой клеточкой моего тела. И так же точно, как собаки, я боялся трамвая. Хуже моей болезни в этом здании нет, уверяю вас.

    - Но вы можете выздороветь...- Робко сказал Иван.

    - Я неизлечим, - спокойно ответил гость. - Я знал, что эта клиника уже открылась, и через весь город пешком пошел в нее. Не надо задаваться большими планами, дорогой сосед, право! Я вот, например, хотел объехать весь земной шар. А вижу только незначительный кусок этого шара, но, повторяю, это не так уж худо. Вот лето идет к нам, на балконе завьется плющ. .. Свежеет. Ночь валится за полночь. Мне пора»…

    Мастер мыслит, разговаривает, радуется малому. Это уже является его личным движением вперед.

    Прошло время. К поэту Ивану Бездомному пришел следователь для выяснения обстоятельств гибели Берлиоза. Но, увы, и Иван совершенно изменился. Поэта больше не трогала судьба Берлиоза. Перед приходом следователя Иван дремал лежа, у него были видения. Теперь он уже в больничной палате видит Ершалаим! Сейчас уже нет смысла сомневаться в болезни Ивана.

    Краткие, без эмоций ответы получал следователь.

    Он позволил себе выразить уверенность в том, что поэт сейчас в состоянии некоторой депрессии, но что скоро это пройдет.

    - Нет, - отозвался Иван, - это у меня никогда не пройдет…

    Вторично прозвучала в романе эта ужасная фраза.

    Страшно посмотреть на молодого человека, вдруг понявшего, что остаток жизни придется провести в психиатрических отделениях. Еще неделю назад жизнь человека была наполнена счастливыми событиями, дружбой, учебой, спортом, работой и вдруг все обрушилось!..

  2. #2
    Отчего Иван отчаялся и не верит в освобождение от своей беды? Не оттого ли, что люди не знают, что полное выздоровление возможно и считают, что психические расстройства неизлечимы.

    Больные всегда надеются, что доктора умеют лечить, но в таком плохом состоянии сейчас находится наша психиатрия, что и врачи нечасто дарят надежду своим пациентам.

    К примеру, такой случай не является редкостью. Мать находит нового доктора и спешит к нему со своими рассказами о горемычной жизни и с надеждой на консультацию профессионала, а врач очень быстро ее «обламывает»: «Вы слишком сильно переживаете. У вас такая судьба. С этим ничего не поделаешь. Выводите дочь на инвалидность»…

    Откуда такой прогноз? К врачу или к ясновидящему приходила мать? Кто может знать судьбу? Вначале надо пациента хотя бы увидеть.

    Нет! Этот врач убеждает, что надо дочери полгода полечиться в больнице.

    - Для чего ей надо лечиться?
    - Чтобы получить инвалидность.
    - Для чего ей инвалидность?
    - Чтобы лечиться…

    Это самый настоящий шок

    Имеется единственная схема государственной финансовой поддержки психически больных людей, живущих в семье, – через инвалидность. Теперь всех, кто не согласен на инвалидизацию, ОСТАВЛЯЮТ БЕЗ СРЕДСТВ !!!!

    Нынешний порядок материального обеспечения людей с расстройствами психики когда-нибудь станет ПАМЯТНИКОМ ПОДАВЛЕНИЯ.

    Семье вместо способов выздоровления РЕКОМЕНДУЮТ ИНВАЛИДНОСТЬ !!!!!!

    Теперь нахождение в больнице ради инвалидности НАЗЫВАЮТ ЛЕЧЕНИЕМ !!!!

    Какова же цена вопроса? Те, кто в борьбе с безденежностью прошел первый этап инвалидизации, получат пенсию примерно в 2,5 тысячи рублей !!!!!

    Кто может выжить на такие средства?

    Те, кто пошел на пожизненную инвалидизацию, будут получать тысяч 10. К этому времени пациентам уже не будут нужны ни такие деньги, ни особенная забота. Это глубоко безнравственная и бесчеловечная схема.

    Эйген Блёйлер, швейцарский психиатр, наиболее известный за его вклад в понимание психических заболеваний и введение термина «шизофрения», считал, что часто естественное течение болезни приводит к излечению, и что психические болезни не следует лечить по шаблону.

    Родители, не имея медицинского психиатрического образования, сердцем чувствуют, что жить не в больнице – так будет лучше для здоровья. Но финансовый вопрос никто не отменил.

    После десятка лет общения матери с психиатром, она с горечью подводит итог: не врачи помогали мне исцелить ребенка, я помогала врачам заполнять карточки, принуждая дочь или сына к ненужным и вредным мытарствам.

    Искажение сознания людей достигло такой степени, что появились желающие сдавать своих родных психиатрам, чтобы усмирить их, вывести на инвалидность и получать пенсию на содержание жертв своего предательства.

    Человека принудили стать инвалидом, и он стал им. Врачу дали инструкцию, и он стал бумагомаракой.

    В советские годы идеология была выше профессионализма, а сейчас появился новый кумир – юриспруденция. За бумагами не видно больницы. Надо пройти бессчетное количество бюрократических препон, чтобы услышать капельку действительно медицинской информации. Психически больные люди зачастую до этого и не доходят.
    Это не только больничная беда. Сейчас вообще во всех сферах происходит стремительное усложнение, в том числе в сторону бюрократии.

    В жесткую правовую бюрократию не залезет и здоровый человек, не имеющий юридического образования, времени и средств. Более того, в нашей стране юриспруденция немощна перед саботажем. Русский человек всегда найдет, как испортить жизнь тому, кто борется за свои права. Результат такого рода борьбы у нас описывается так: «За что боролись, на то напоролись». Больной же человек чаще не спорит, а отчаивается. Он расценивает все бюрократические проволочки однозначно и просто – мне отказали в помощи..

    Иван болеет

    О том, что Иван сказал «это у меня никогда не пройдет» есть еще такая мысль: он повторяет слова мастера и переносит его судьбу на себя.

    Через некоторое время Иван встретился и с Мастером, и с Маргаритой.

    «Они вошли к Иванушке, невидимые и незамеченные, во время грохота и воя грозы.

    - А, это вы! А я все жду, жду вас.
    - Я здесь! Но вашим соседом я больше быть не могу. Я улетаю навсегда и пришел к вам лишь с тем, чтобы попрощаться.

    Иванушка просветлел и сказал: - это хорошо, что вы сюда залетели. Я ведь слово свое сдержу, стишков больше писать не буду. Меня другое теперь интересует, я другое хочу написать. Я тут пока лежал, знаете ли, очень многое понял.

    Мастер взволновался: - Вы о нем продолжение напишите! Я уже больше не буду писать о нем. Я буду занят другим.

    От белой стены отделилась темная Маргарита и подошла к постели. Она смотрела на лежащего юношу, и в глазах ее читалась скорбь.

    - Какая красивая, - без зависти, но с грустью и с каким-то тихим умилением проговорил Иван, - вишь ты, как у вас все хорошо вышло. А вот у меня не так, - тут он подумал и задумчиво прибавил:- а впрочем, может быть, и так...

    - Так, так, - прошептала Маргарита и совсем склонилась к лежащему, - вот я вас поцелую в лоб, и все у вас будет так, как надо...

    Лежащий юноша охватил ее шею руками, и она поцеловала его.

    - Прощай, ученик, - чуть слышно сказал мастер и стал таять в воздухе. Он исчез, с ним вместе исчезла и Маргарита.

    Иванушка впал в беспокойство. Он позвал - Прасковья Федоровна! а что там рядом, в сто восемнадцатой комнате сейчас случилось?

    - Скончался сосед ваш сейчас.
    - Я так и знал! Я уверяю вас, Прасковья Федоровна, что сейчас в городе еще скончался один человек. Я даже знаю кто, - тут Иванушка таинственно улыбнулся, - это женщина»…

    Этот фрагмент вплетен в рассказ о Мастере и Маргарите и при чтении романа воспринимается как их история. Если же его «вырвать» из этой канвы и рассматривать как часть судьбы Ивана, то понимание резко меняется. Это не встреча поэта Бездомного со своим соседом. Мастер здесь нереальный – он в палату «залетел», он невидимый, отделяющийся от стены, тающий в воздухе.
    Это грезы Ивана. Он мечтает, и сам же не допускает мысли, чтобы он о таком мечтал. Мнимые собеседники ощутимы – это видимые, слышимые образы. Запретные желания Ивана таковы – быть учеником мастера; получить сострадание, нежность и поцелуй красавицы, способной на страстную любовь (не отбирая от учителя его любимую); писать на его тему, но с его разрешения (а сам мастер пусть будет занят чем-то другим, или, еще лучше, – пусть умрет вместе со своей любимой, испытывая счастье) и, наконец, чтобы у самого Ивана жизнь продолжалась и счастливо сложилась.

    Попробуйте наложить на эти желания текст приведенного фрагмента, может появиться ощущение и понимание полноценной галлюцинации…

    Недаром духовные учителя говорят, что нужно держать под контролем свои мечты.

    Сколько же попыток надо сделать, чтобы вырваться из цепких лап болезни?

    Важный диалог я нашла в книге «Эвергетин», он может мотивировать болеющего человека, его родственников к борьбе за свою полноценную жизнь:

    "- Авва! Я упал.
    - Вставай.
    - Авва! Я уже вставал и снова упал.
    - Снова вставай.
    - Сколько же раз так вставать?
    - До конца жизни. И в каком состоянии ты умрешь, в таком тебя будет судить Бог."

    Если кто-то оказался в психиатрии, он будет не раз пытаться вернуться в общество. Его к этому будет толкать внутренний стимул к жизни. Но если эти попытки будут неловкими, то только терпимое отношение окружающих, в добром смысле слова попустительство, снисходительность могут стать незаменимой опорой поднимающемуся человеку. Надо, чтобы он чувствовал, что за него борются не только родные, но все добрые люди.

    Иван выздоровел!

    Как же завершилась история Ивана? Он стал профессором!!! (Как же добр Булгаков к своему герою!)

    События, связанные с психическим расстройством, оставили неизгладимый след в памяти Ивана и до конца жизни были причиной временных тяжелых состояний. В его мучительных снах появляется Мастер в жалком виде (а ведь Иван еще в больнице начал свою судьбу измерять по судьбе соседа). Появляются персонажи книги Мастера, умоляющие не верить в то, что было, отвергнуть прошлое. Сам Иван скромно одет, он постоянно отслеживает свои состояния, стараясь оставаться спокойным. Не всегда ему удается этого достичь с помощью одного самообладания, иногда требуются лекарства, подавляющие память. Требуется ему и такая версия объяснения прошлых событий, которая успокаивает, с которой становится легче.

    «Каждый год, лишь только наступает весеннее праздничное полнолуние, под вечер появляется под липами на Патриарших прудах рыжеватый, зеленоглазый, скромно одетый человек.

    Иван Николаевич знает, что в молодости он стал жертвой преступных гипнотизеров, лечился и вылечился. Но знает он также, что кое с чем он совладать не может. Не может он совладать с этим весенним полнолунием. Под вечер он выходит и идет на
    Патриаршие пруды.

    Сидя на скамейке, Иван Николаевич уже откровенно разговаривает сам с собой, курит, щурится то на луну, то на хорошо памятный ему турникет. Час или два проводит так Иван Николаевич. Затем снимается с места и всегда по одному и тому же маршруту, с пустыми и незрячими глазами идет в арбатские переулки.

    И возвращается домой профессор уже совсем больной. Его жена знает, что на рассвете Иван Николаевич проснется с мучительным криком, начнет плакать и метаться. Поэтому и лежат перед нею шприц и ампула.

    Будит ученого и доводит его до жалкого крика в ночь полнолуния одно и то же. Он видит неестественного безносого палача. Но не столько страшен палач, сколько неестественное освещение во сне, происходящее от какой-то тучи, которая кипит и накатывается на землю, как это бывает только во время мировых катастроф. После укола все меняется перед спящим. От постели к окну протягивается широкая лунная дорога, и на эту дорогу поднимается человек в белом плаще с кровавым подбоем и начинает идти к Луне.

    - Боги, боги, - говорит, обращая надменное лицо к своему спутнику, тот человек в плаще, - какая пошлая казнь! Но ты мне, пожалуйста, скажи, - ведь ее не было! Молю тебя, скажи, не было?

    - Ну, конечно, не было, - отвечает хриплым голосом спутник, - тебе это померещилось.

    Тогда в потоке складывается непомерной красоты женщина и выводит к Ивану за руку пугливо озирающегося обросшего бородой человека. Это номер сто восемнадцатый, его ночной гость.

    Наутро Иван просыпается молчаливым, но совершенно спокойным и здоровым. Его исколотая память затихает»…

    Вот какое здоровье у Ивана! Он не освободился от галлюцинаций и бреда, он научился жить с ними и работать.

    Жорж Бенгальский

    Один из следующих пациентов психиатрии – Жорж Бенгальский. Он чуть было не повторил судьбу Берлиоза. Бенгальский работал конферансье, когда «свита» сатаны в театре варьете проводила шоу. Коровьеву не понравились его реплики и Бенгальскому оторвали, а потом снова вернули голову.

    В результате этих опытов Жоржа отправили в психиатрию. «После лечения бросил Бенгальский варьете, ибо понимал, что представать ежевечерне перед двумя тысячами человек, быть неизбежно узнаваемым и бесконечно подвергаться глумливым вопросам о том, как ему лучше: с головой или без головы?- Слишком мучительно.

    Да, кроме того, утратил конферансье значительную долю своей веселости, которая столь необходима при его профессии. Осталась у него неприятная, тягостная привычка каждую весну в полнолуние впадать в тревожное состояние».

    Не «навлек» ли он на себя несчастье? Не сам ли он виноват в своей беде? Отчего у него «подходящая почва» для безумия? Какую характеристику можно извлечь из романа? - Это «грешный» человек, материалист, который не верит в черную магию. Позже он меняется – утрачивает веселость, отказывается работать в варьете, ему невыносимы напоминания о прошлом.

    Некоторые читатели сделали такой вывод: «Нечего жалеть, он наказан за грехи».

    Это поспешное заявление. Характеристика чересчур краткая для выводов. Не зная всего, не зная главного, нельзя судить. Совершенно очевидно, что большинство неверующих, веселых и грешных людей, работающих не в заведениях богоугодных, не попадают в психиатрию.

    Плач Бенгальского метко объясняет – нет ничего дороже здоровья тела и души. Как можно трактовать реплику Жоржа Бенгальского «Квартиру возьмите, картины возьмите, только голову отдайте!»?

    У него ситуация из разряда «SOS!», в подобных случаях один человек мыслит так: «Мне срочно нужна помощь! Кто может мне в этой ситуации помочь?.. Люди?.. Нет!.. Бог!.. А как обратиться к Богу? Я никогда не обращался к Нему! Будет ли Он мне помогать?.. Я же никогда не делал того, о чем Он просил!.. Так что же теперь делать?..» Тогда выстраданная реплика может отражать его раскаяние. Другой человек мыслит иначе: «Мне нужна помощь! Это очень дорогая помощь. Чем за нее заплатить?..».

    Теперь сказанные слова отражают раздумья о цене услуг.

    Словом, нельзя из этой фразы делать вывод о греховности, о виноватости человека. Психиатры часто говорят – ни человек не виноват, ни те, кого он ошибочно винит. Причины болезни не найдены. На мой взгляд, причины все же названы. Может быть, не все, но очень многие из них давно открыты.

    Важным подспорьем в лечении психических заболеваний может быть психотерапевтическая помощь . Мне доводилось слышать от психиатров такое мнение, что психотерапия может повредить лечению, поэтому лучше не обращаться к психотерапевтам. Читала я и такое, что психотерапия в нашей стране начала функционировать во времена беспощадного атеизма, что специалисты в этой области в большинстве своем недуховны, многие откровенно проповедуют оккультизм и сами являются источником опасности для психически нестойких людей.

    Я считаю, что в этом направлении надо серьезно размышлять и действовать осмысленно. Именно психотерапевт способен в профессиональных беседах выявить причины расстройства данного конкретного человека. Под влиянием психотерапии состояния пострадавшего будут меняться , это повлечет за собой необходимость изменения лекарственных препаратов. А кому нужно неизменно плохое состояние? И кому нужно бесконечное лечение? Психотерапия, психоанализ однозначно необходимы и должны быть неотделимы от психиатрии. Нельзя допустить, чтобы психотерапия развивалась только для лечения людей платежеспособных, нельзя, отстраняя по-настоящему больных от этого вида медицинской помощи, ограничивать их лечение приемом препаратов.

    Как сейчас люди относятся к обычным терапевтам и другим врачам? Многим не доверяют. В ситуациях крайнего недоверия едут больные за помощью в другой город, ищут нового врача.

    Труднее с психиатрами. Поездка в другой город чаще невозможна, к тому же влечет за собой отсутствие посещений родственников, что для этих людей губительно. Все-таки психиатры доступны, а психотерапевтов не найти и не выбрать. В другой город к психотерапевту не поедешь - дорого, а ведь необходимы многократные сеансы. Необходимость есть , а специалистов, работающих с серьезно заболевшими людьми нет.

    Дополнительно следует сказать о последствиях острого расстройства психики Булгаковского героя - Жоржа Бенгальского. Нежелание отвечать на глупые вопросы – недостаточное объяснение изменения его характера после излечения. Сегодня отрицательный пиар стал приемлем и даже моден. Сколько таких людей есть, особенно в сферах шоу-бизнеса и власти, которые специально создают себе скандальную славу.

    Изменение личности считается одним из проявлений течения болезни. У Бенгальского расстройство психики началось внезапно, резко, и продолжалось, имея периоды облегчения и периоды кризисов, чаще весенних. Это означает, что человеку все еще тяжело и в таком состоянии не до веселья. Страдающего человека не успокаивает сознание неизвестности причины его мучений. Ему тяжело. Он нуждается в помощи, а не в гонениях общества.

    Никанор Иванович Босой

    Очередной жертвой нечистой силы стал Никанор Иванович Босой – председатель жилищного кооператива в доме, где проживал покойный Берлиоз, и где расположилась вся «шайка Воланда».

    Босого обвинили во взяточничестве.

    «- Вы Никанор Иванович Босой, председатель домкома?
    - Я Никанор, конечно, Никанор! Но какой же я к шуту председатель! Ежели я председатель, то я сразу должен был установить, что он нечистая сила! А то что же это? Пенсне треснуло... Весь в рванине... Какой же он может быть переводчик у иностранца!

    - Про кого говорите?- Спросили у Никанора Ивановича.
    - Коровьев! - Вскричал Никанор Иванович, - в пятидесятой квартире у нас засел!
    - Откуда валюту взял?- Задушевно спросили у Никанора Ивановича.
    - Бог истинный, Бог всемогущий, - заговорил Никанор Иванович, - все видит, а мне туда и дорога. В руках никогда не держал и не подозревал, какая такая валюта! Господь меня наказует за скверну мою! Брал, но брал нашими советскими! Прописывал за деньги, не спорю, бывало. Но валюты я не брал! А Коровьев - он черт. Тут комнату огласил дикий рев Никанора Ивановича, вскочившего с колен: - вон он! Вон он за шкафом! Вот ухмыляется! И пенсне его... Держите его! Окропить помещение!
    Кровь отлила от лица Никанора Ивановича, он, дрожа, крестил воздух, метался к двери и обратно, запел какую-то молитву и, наконец, понес полную околесицу».
    Никанор Иванович был доставлен в клинику Стравинского. Там «он повел себя настолько беспокойно, что ему пришлось сделать впрыскивание, и лишь после полуночи Никанор Иванович уснул».

    История срыва психики Босого основана на событиях, похожих на намеренную игру фокусника. Никанор Иванович видит человека, а другие его не видят. У него неожиданно оказалось в портфеле письмо Степана Лиходеева - жильца из коммунальной квартиры Берлиоза. Оно стало причиной согласия прописать в этой квартире иностранного артиста. Вначале Босой успокоил себя тем, что якобы забыл о письме по рассеянности. Но затем у него из портфеля исчезли и это письмо, и заявление гражданина, и паспорт, и подаренная контрамарка в театр. Надо объяснить свое поведение, а доказательств нет. Он брал взятку советскими деньгами, а оказалось, что это валюта.

    Сам себе человек верит, даже если другие убеждают его, что он сошел с ума. Он не может объяснить реальными причинами происшедшие явления, у него шок от мысли, что его восприятие сломалось. У него второй шок оттого, что ему никто не верит, включая жену. У него третий шок раскрытого преступника. Наконец, у него четвертый шок от попадания в НКВД и в психиатрию. Как будто добивая его, ему еще наносятся дополнительные удары по самому больному месту – по доверию к своему восприятию. Он видит сон, который кажется реальностью. Но реальность такой не бывает. Это приносит мучение. Мысль о том, что кто-то обладающий сверхъестественными способностями намеренно изводит его, в такой ситуации просто необходима. Она дает мало-мальски удовлетворительное объяснение, без которого человек не бывает психически здоров. Во сне-реальности он встретил множество людей, участвовал в театральном действии, все это вклинилось в его память, появившаяся путаница между сном и явью не давала покоя.

    Булгаков описывает, как Никанор Иванович в дальнейшей жизни охранял себя от стресса, от страха перед путаным восприятием.

    «Никанор Иванович не только не ходит ни в какой театр ни за деньги, ни даром, но даже меняется в лице при всяком театральном разговоре. Возненавидел он, помимо театра, поэта Пушкина и талантливого артиста Савву Потаповича Куролесова. Того до такой степени, что в прошлом году, увидев в газете окаймленное черным объявление, что Савву Потаповича в самый расцвет его карьеры хватил удар, Никанор Иванович побагровел и взревел: "Так ему и надо!" Более того, в тот же вечер Никанор Иванович один, в компании только с полной луной напился до ужаса. И с каждой рюмкой удлинялась перед ним проклятая цепь ненавистных фигур. Единственный живой, влетевший в этот сон, именно и был Савва Потапович, и ввязался он в это только потому, что врезался в память Никанору Ивановичу благодаря своим частым выступлениям по радио. Он был, а остальных не было».

    Поющие

    Количество героев романа – пациентов психиатрии беспощадно продолжает увеличиваться по ходу развития сюжета. В комиссии зрелищ и увеселений также появился слуга сатаны Коровьев в роли организатора хоровых кружков. Все сотрудники начали петь хором и уже не могли остановиться даже после исчезновения Коровьева.

    "Поплакав, барышня вдруг вздрогнула, истерически крикнула: - вот опять! - И неожиданно запела дрожащим сопрано: славное море священный Байкал. Курьер запел вместе с барышней, хор начал разрастаться, и, наконец, песня загремела во всех углах филиала. Поражало, что хористы, рассеянные в разных местах, пели очень складно, как будто весь хор стоял, не спуская глаз с невидимого дирижера.

    Тут появился гражданин в белом халате, а с ним милиционер. - Примите меры, доктор, умоляю, - истерически крикнула девица. Секретарь филиала, сгорая от стыда и смущения, заговорил, заикаясь: - доктор, у нас случай массового какого-то гипноза...

    - Держите себя в руках! Перестаньте петь! - Обратился доктор к секретарю.

    По всему было видно, что секретарь и сам бы отдал что угодно, чтобы перестать петь, да перестать-то он не мог.

    Через четверть часа подъехали три грузовика, и на них погрузился весь состав филиала во главе с заведующим. Весь переулок огласился популярной песней. Так и поехали. Прохожие ничуть не удивлялись и полагали, что это экскурсия едет за город. Ехали, действительно, за город, но только не на экскурсию, а в клинику профессора Стравинского.

    Здесь выдвигается версия массового гипноза, которая звучит из уст пострадавшего человека. Доктор же предлагает держать себя в руках. То есть с его стороны ситуация похожа на некую массовую истерию и внушаемость, повреждение воли людей.

    Практикующие гипнотизеры Рик Винтер, Брок Гилл говорят, что в любой группе число людей, восприимчивых к гипнозу, не превышает, как правило, 10-25%. Чтобы установить контроль над чьим-либо состоянием или эмоциями гипнотизеру требуется много времени. Мгновенное введение в состояние гипноза можно назвать исключительным чудом.

    Весь этот сюжет больше похож на описание идеологической болезни общества -характерного для Советского Союза единомыслия. Когда все выступающие "поют одну и ту же песню", не имеют взглядов, несхожих с общепринятым мнением. Можно было бы мне в рамках своей темы этот эпизод пропустить, но он несет важную идею массовости, предупреждает о возможности тотального распространения психических заболеваний. Кроме того, идеей массовости он связан с другими историями, описанными в романе.

    Прежде всего, это взаимосвязанные судьбы трех руководителей театра варьете -

    Степан Лиходеев, Варенуха и Римский

    Степана Богдановича Лиходеева (директора варьете), администратора Ивана Савельевича Варенухи и Григория Даниловича Римского (финансового директора этого театра).

    Степана Лиходеева нечистая сила мгновенно перекинула из Москвы в Ялту.

    Варенуха «просуществовал около двух дней в качестве вампира-наводчика».

    Римский не вынес потока театральных новостей и сверхъестественных зрелищ.

    Все трое совершали поступки, находясь в невероятных ситуациях, реагировали на невообразимые новости, испытывая при этом массу человеческих негативных чувств. Все трое контактировали между собой. Поскольку информация, которой они владели, была «из ряда вон», она оставалась между ними. Казалось бы, совместными показаниями они могли бы открыть людям глаза на природу сил, доводящих даже психически крепких мужчин до сумасшествия. Однако, этого не произошло. Легче оказалось отвергнуть все, сказанное ими. Не помогли даже показания независимых свидетелей – сотрудников угрозыска. Было решено, что и они были загипнотизированы, а потому говорят неправду. Единственным объективным фактом для окружающих осталось поведение мужчин, изменение их личностей.

    «Обнаруженный прячущимся в платяном шкафу четыреста двенадцатого номера "Астории" Римский был немедленно арестован и допрошен в Ленинграде же. После чего в Москву пришла телеграмма, извещающая о том, что финдиректор варьете оказался в состоянии невменяемости, что на вопросы он путных ответов не дает или не желает давать и просит только об одном, чтобы его спрятали в бронированную камеру и приставили к нему вооруженную охрану. Трясущийся со страху, психически расстроенный седой старик, Римский утверждал, что никакой Геллы в окне у себя в кабинете ночью он не видел, равно как и Варенухи, а просто ему сделалось дурно, и в беспамятстве он уехал в Ленинград…

    На московском аэродроме совершил посадку шестиместный пассажирский самолет, прилетевший из Крыма. Среди других пассажиров из него высадился молодой гражданин, дико заросший щетиною, дня три не мывшийся, с воспаленными и испуганными глазами, без багажа и одетый несколько причудливо. Лиходеев, по собственной его просьбе, был заключен в надежную камеру, и перед следствием предстал Варенуха, только что арестованный на своей квартире, в которую он вернулся после безвестного отсутствия в течение почти двух суток.

    Варенуха разрыдался и зашептал дрожащим голосом, что он врет исключительно из страха, опасаясь мести Воландовской шайки, в руках которой он уже побывал, и что он просит, молит, жаждет быть заперт в бронированную камеру…

    Немедленно после выхода из клиники, в которой Степа провел восемь дней, его перебросили в Ростов, где он получил назначение на должность заведующего большим гастрономическим магазином. Ходят слухи, что он совершенно перестал пить портвейн и пьет только водку, настоянную на смородиновых почках. Говорят, что стал молчалив и сторонится женщин.

    Варенуха стал отзывчивым и вежливым. Контрамарочники, например, его иначе не называли, как отец - благодетель. ....

    После клиники и Кисловодска старенький - престаренький, с трясущейся головой, финдиректор подал заявление об уходе из варьете. Интересно, что это заявление привезла в варьете супруга Римского. Сам Григорий Данилович не нашел в себе силы даже днем побывать в том здании, где видел он залитое луной треснувшее стекло в окне и длинную руку, пробирающуюся к нижней задвижке. Уволившись из варьете, финдиректор поступил в театр детских кукол в Замоскворечье.»

    Изменяет поведение людей страх. Они всем своим существом не хотят повторения жутких событий и ради этого усилием воли меняются характером в надежде, что соблюдение всяческих предосторожностей является защитой. У них вызывают отталкивающие чувства все, что ассоциируется со страшными событиями. Поскольку ассоциации у каждого человека индивидуальны, и странности поведения тоже у каждого свои.

    В этой части романа мне хочется обратить внимание на то, что Булгаков с одной стороны описал возможность коллективного сумасшествия, с другой стороны, сам же эту возможность и отверг.

    Американский психиатр Арчибальд Харт утверждает, что исключаются ситуации, когда двое и трое человек в одно и то же время наблюдают одну и ту же галлюцинацию. Невозможно физическое восприятие двумя людьми идущего рядом и говорящего с ними. Это не тот же самый механизм, что вызывает восприятие галлюцинации.

    Зачем же Булгаков создает, казалось бы, несостоятельный сюжет, пересекающий судьбы трех человек? На мой взгляд, он преследует несколько целей. Это и увлекательность романа, и намеренный отрыв от реальности, и намеренное создание путаницы, дабы не стремился читатель все воспринимать в заданной последовательности и не всякому слову верил. Возможно, Булгаков хотел всячески подчеркнуть именно то, что не психические расстройства является причинами напастей, происходящих накануне Пасхи. Наоборот, болезни людей являются следствием бедствий, которые создает особенно озлобленная в эти дни нечистая сила.

    Я считаю, что сюжетом о трех руководителях театра варьете писатель подготовил нас к восприятию невероятных приключений нескольких героев, происходивших с участием Маргариты. Булгаков, на мой взгляд, заранее объяснил, что сверхъестественные события с несколькими взаимодействующими между собой персонажами - это либо только художественный вымысел, либо явления духовные – из числа тех, что описываются в религиозной литературе.

    Нереальные описанные события романа я пытаюсь понять и объяснить через состояния психики персонажей. В тексте оказывается достаточное количество метких замечаний, которые действительно совпадают с таким толкованием событий. Сразу же чувствуется, что все это написано врачом, знакомым с жизнью психически расстроенных людей, с их поведением и состояниями, с их словами и желаниями.

  3. #3
    Когда во взаимосвязи оказываются несколько героев, тогда я пытаюсь разобраться, к кому из них может относиться каждый отдельный фрагмент. Допустим, Мастер в своих видениях может быть вместе с Маргаритой и наоборот.

    Из всех героев романа наиболее загадочна Маргарита.

    Маргарита и Мастер

    Имя этой героини не случайно.

    Во-первых, вспомним, что в тексте неоднократно делаются ссылки на поэму Гете «Фауст», в которой также есть героиня по имени Маргарита. Автор еще объясняет, откуда он заимствовал имя Маргариты. Он нам напоминает о реальной женщине, о которой написал свой роман Дюма.

    Слуга Воланда Коровьев объясняет «нашей» Маргарите: «Вы сами - королевской крови.
    - Почему королевской крови?- Испуганно шепнула Маргарита…
    - Ах, королева, - игриво трещал Коровьев, - вопросы крови - самые сложные вопросы в мире! Намекну: одна из французских королев, жившая в шестнадцатом веке, очень изумилась бы, если бы кто-нибудь сказал ей, что ее прелестную прапрапраправнучку я по прошествии многих лет буду вести под руку в Москве по бальным залам…»

    Немного ранее Маргарита встречается с толстяком из своего нереального мира, который узнает ее.

    - Ой! - Тихо воскликнул он и вздрогнул, - простите великодушно, светлая королева Марго!

    Толстяк опустился на одно колено, цилиндр отнес в сторону, сделал поклон и залопотал, мешая русские фразы с французскими, какой-то вздор про кровавую свадьбу своего друга Гессара в Париже, и про коньяк, и про то, что он подавлен грустной ошибкой…»

    Таким образом, Булгаков предлагает читателю версии – то ли это московская женщина, то ли непосредственно королева Марго, то ли ее прапрапраправнучка, то ли перевоплощение Гетевского персонажа.

    На мой взгляд, по сюжету романа у Маргариты имеется раздвоение личности. С появлением в романе Маргариты, начинается самая оторванная от реализма часть романа. Это говорит о том, что героиня уходит в мир грез, действует, исходя из логики своих фантазий. Она ощущает в себе разные личности – московской советской женщины, французской королевы, а, возможно, и той Маргариты, которая является персонажем поэмы Гете. Чаще писатели говорят о «мужчинах – Наполеонах», у Булгакова – «женщина – королева Марго».

    "- Чего желаете?
    - Сердце Маргариты застучало, она тяжело вздохнула, стала соображать что-то. Дух перехватило у Маргариты, и она уж хотела выговорить заветные и приготовленные в душе слова, как вдруг побледнела, раскрыла рот и вытаращила глаза. "Фрида! Фрида! Фрида! - Прокричал ей в уши чей-то назойливый, молящий голос. - Меня зовут Фрида!"- И Маргарита, спотыкаясь на словах, заговорила: - так я, стало быть, могу попросить об одной вещи? Маргарита вздохнула еще раз и сказала: - Я хочу, чтобы Фриде перестали подавать тот платок, которым она удушила своего ребенка.

    - Вы, судя по всему, человек исключительной доброты? Высокоморальный человек?
    - Нет, - с силой ответила Маргарита. - Она ждет, мессир, она верит в мою мощь.
    - Итак, я этого делать не буду, а вы сделайте сами.
    - Фрида! - Пронзительно крикнула Маргарита. Дверь распахнулась, и растрепанная, нагая женщина с исступленными глазами вбежала в комнату и простерла руки к Маргарите, а та сказала величественно:

    - Тебя прощают. Не будут больше подавать платок."

    Разве здесь не королева повелевает?

    Совершение поступков «необъяснимых», странных и даже диких является одной из наиболее заметных чертой людей с серьезными расстройствами психики. Именно эти поступки вызывают страх окружающих, а непредсказуемостью поведения объясняется изоляция таких людей от общества. Здесь Булгаков объясняет, как расстроенные психически люди мотивируют такие поступки.

    Перед тем, как Маргарите было предложено исполнение одного желания, (мнящийся ей) Воланд объяснил свои правила: «Мы вас испытывали, никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут! Садитесь, гордая женщина!»

    Эти слова объясняют логику ее поступка. Ее Воланд говорит то, чего она сама хочет – чтобы сильные мира сего сами помогали простым людям, чтобы не надо было выпрашивать чего-то для себя. Поскольку Воланд все даст сам, просить его и нельзя, а надо демонстрировать перед ним гордость, силу. Так борьба измученного человека за желанное вдруг приобретает форму ничем неоправданной для постороннего глаза гордости. Человек намерен обойти помощь неприступного общества, и начинает мнить себя кем-то сильным, властным.

    Отчего же он не мнит себя кем-то, связанным с Богом? Например, в Евангелии говорится: «просите, и дано будет вам; ищите и найдете; стучите, и отворят вам, ибо каждый просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят... Если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа святого просящим у Него».

    Маргарита испугана исчезновением любимого человека.

    «Даже у меня, правдивого повествователя, но постороннего человека, сжимается сердце при мысли о том, что испытала Маргарита, когда пришла на другой день в домик мастера и узнала, что мастера уже нет».

    Разве она спасла бы его? Смешно! - Воскликнули бы мы, но мы этого не сделаем перед доведенной до отчаянья женщиной.

    Маргарита «сделала все, чтобы разузнать что-нибудь о мастере, и не разузнала ровно ничего. В мучениях дожила до весны».

    Ее беда была не только в том, что пропадавших в советское время людей боялись искать. Она еще и не имела морального права искать любовника.

    Мысленно Маргарита Николаевна говорила с мастером: "Если ты сослан, то почему же не даешь знать о себе? Ведь дают же люди знать. Ты разлюбил меня? Нет, я почему-то этому не верю. Значит, ты был сослан и умер... Тогда, прошу тебя, отпусти меня, дай мне свободу жить, дышать воздухом". Маргарита Николаевна отвечала за него: "Ты свободна... Разве я держу тебя?" Потом возражала ему: "Нет, ты уйди из моей памяти, тогда я стану свободна"...

    - Ах, право, дьяволу бы заложила душу, чтобы узнать, жив он или нет. "

    Отчаянная решимость найти человека доводит Маргариту до исступления.

    Сейчас я не могу пройти мимо еще нескольких проблем. Нередко случается, что психически расстроенные люди исчезают. Иногда они убегают, прячутся, отсутствуют какое-то время. Это означает, что какая-то доля людей из числа пропавших без вести пропала по причине внезапного расстройства психики.

    Иногородний студент исчезает из ВУЗа, а родителям приходит извещение об этом только через полгода, да и то в странной форме – не сообщите о причине отсутствия, отчислим. В больницу ночью поступает травмированный и грязный молодой человек, что-то невнятно мычащий. Утром доктор жалуется, что семья всю ночь искала глухонемого сына и обнаруживает его избитым в своей же больнице – ему не помогали, считая, что он пьян. Семья через фирму розыска находит свою родственницу в морге. Она умерла день назад, при ней были документы, а за неделю до этого ее родные обращались в данную больницу и получили ответ, что такой нет. Семья обращается в полицию с заявлением об убежавшем больном человеке, сама ночь напролет ищет его, приходит в отделение, чтобы согласовать поиск, но все, что интересует людей в погонах – оформление «потеряшки».

    Бывает, что родственники даже не пытаются обращаться за помощью к землякам – семья в одиночку несет всю тяжесть поиска, не надеясь на содействие.

    Также поступала и Булгаковская Маргарита, и в итоге ее восприятие мира изменилось. Сильнейшие душевные мучения стали причиной ее ухода от действительности.

    Только несколько фрагментов повествования я выделяю, как опорные, объективные. Все остальное похоже на фантастический триллер, на галлюцинацию либо на смесь галлюцинаций нескольких человек, либо на сон. Но это не «Алиса в стране чудес». Это «Маргарита в ирреальности».

    «Она была счастлива? Ни одной минуты! С тех пор, как девятнадцатилетней она вышла замуж и попала в особняк, она не знала счастья.

    Очевидно, она говорила правду, ей нужен был он, мастер, а вовсе не готический особняк, и не отдельный сад, и не деньги. Она любила его, она говорила правду.

    - Маргарита Николаевна. Вы порядочно постарели от горя за последние полгода.
    - Моя драма в том, что я живу с тем, кого я не люблю, но портить ему жизнь считаю делом недостойным. Я от него ничего не видела, кроме добра.

    Она поняла со всей ясностью, что случилось то, о чем утром говорило предчувствие, и что она покидает прежнюю свою жизнь навсегда.

    Но от этой прежней жизни все же откололась одна мысль о том, что нужно исполнить только один последний долг перед началом чего-то нового. Она написала записку мужу: "Прости меня и как можно скорее забудь. Я тебя покидаю навек. Не ищи меня, это бесполезно. Я стала ведьмой от горя и бедствий, поразивших меня. Мне пора. Прощай. Маргарита"…

    - Следствие пришло к заключению, что Маргарита исчезла. Кроме того, бесследно исчез из больницы и мастер.

    Исчезновение Маргариты и мастера я предполагаю как их побег, повлекший за собой жизнь в неизвестности, в нищете, в отрыве от людей, в «аду», но с милым сердцу человеком и за любимым занятием – сочинением романа о Пилате.

    Есть в тексте эпизоды, в которых говорится о непострадавшей психике Маргариты, об улучшении психического состояния мастера и Маргариты. Есть эпизоды, в которых говорится об их смерти. Скорее всего, это рассказ о том, как они, оказавшись вместе, проживали состояния психического здоровья и состояния, схожие с ощущением смерти и последующей новой жизнью.

    Булгаков явно назвал два известных произведения мировой литературы, которые по теме перекликаются с содержанием его романа. Он, кроме того, использовал и символику сверхъестественности, в основном через предметы и явления.

    Например, полет Маргариты на метле (вспомните Бабу Ягу, Гарри Поттера). Маргарита видит свое отражение в зеркале. Это тоже символично – зеркала используют при гадании, когда обращаются с вопросами к нечистой силе.

    Булгаков пишет: «На тридцатилетнюю Маргариту из зеркала глядела от природы кудрявая черноволосая женщина лет двадцати, безудержно хохочущая, скалящая зубы».

    У школьников вполне может возникнуть ассоциация с «Черным человеком» Есенина.

    "Черный человек!
    Ты прескверный гость.
    Это слава давно
    Про тебя разносится".
    Я взбешен, разъярен,
    И летит моя трость
    Прямо к морде его,
    В переносицу...
    . . . . . . . . . . . . .
    ...Месяц умер,
    Синеет в окошко рассвет.
    Ах ты, ночь!
    Что ты, ночь, наковеркала?
    Я в цилиндре стою.
    Никого со мной нет.
    Я один...
    И разбитое зеркало...

    Таким образом, автор объясняет нам происхождение наших впечатлений.

    Содержание приключений Маргариты – это ее психическая реальность. В ней смешаны переживания москвички, разъяренной психопатки, ведьмы, королевы, свидетельницы кровавой человеческой истории, кающейся «грешницы от любви», «колдуньи-супервуман».

    Переведя это все на язык желаний, получается, что у нее есть такие импульсы: жить простой обычной жизнью и жить жизнью королевы; жестоко отомстить за разрушенное счастье; иметь почтение и власть; познать справедливость и несправедливость; получить прощение; иметь сверхъестественные способности; не останавливаться перед ценой.

    Проживание всех, вызванных таким большим количеством противоречивых желаний, невероятных мнимых событий отражается на ее мыслях, на эмоциональном и на физическом состоянии. Автор как бы со стороны наблюдает за своей героиней и сообщает нам, как это выражалось.

    Вначале напомню те моменты, где в большей степени описаны возникающие ощущения, эмоции и чувства, «выводы логики».

    "Теперь в ней во всей, в каждой частице тела, вскипала радость, которую она ощутила, как пузырьки, колющие все ее тело. Маргарита ощутила себя свободной, свободной от всего.

    - Я тебе сказку расскажу, - заговорила Маргарита, - была на свете одна тетя. И у нее не было детей, и счастья вообще тоже не было. И вот она сперва много плакала, а потом стала злая...

    Первое, что поразило Маргариту, это та тьма, в которую они попали. Но самое поразительное - размеры этого помещения. Каким образом все это может втиснуться в московскую квартиру? Просто-напросто никак не может.

    - а вот чего я не понимаю... Что же, это все полночь да полночь, а ведь давно уже должно быть утро? - Праздничную полночь приятно немного и задержать, - ответил Воланд.

    Почему-то сильно пахло лимоном, слышались шорохи, и что-то задело Маргариту по голове. Она вздрогнула.

    Очки почему-то произвели на Маргариту такое сильное впечатление, что она, тихонько вскрикнув, уткнулась лицом в ногу Воланда. - Да перестаньте, - крикнул Воланд, - до чего нервозны современные люди.

    Из камина выбежал почти совсем разложившийся труп. Маргарита зажмурилась.

    Имена спутались в голове, лица слепились в одну громадную лепешку.

    Маргарита увидела отрезанную голову человека с выбитыми передними зубами… Что-то сверкнуло в руках Азазелло, барон стал падать навзничь, алая кровь брызнула у него из-под груди. Коровьев подставил чашу под бьющуюся струю и передал наполнившуюся чашу Воланду. Воланд быстро приблизился к Маргарите и повелительно сказал: - пей! Маргарита не раскрывая глаз, сделала глоток, и сладкий ток пробежал по ее жилам, в ушах начался звон. Ей показалось, что кричат оглушительные петухи, что где-то играют марш. Толпы гостей стали терять свой облик. И фрачники и женщины распались в прах. Колонны распались, угасли огни, все съежилось, и не стало никаких фонтанов, тюльпанов и камелий. Маргарита, шатаясь, подошла к столу и оперлась на него.

    Ах, как я взволновалась, когда этот барон упал, - говорила Маргарита, по-видимому, до сих пор переживая убийство, которое она видела впервые в жизни."

    Большинство испытанного ею, мягко скажем, неприятно. Такова цена отчаянного выбора. Уходящий в психическую болезнь человек отказывается от своих моральных тисков и тут же попадает в новые, еще худшие. Что означает представить себя королевой Марго и ведьмой? Вначале видятся прелести - раскрепощение, полет, развлечения, почет, возможность мстить, быть окруженной богатством. Но какова обратная сторона? Это участие в кровавых и безобразных событиях, это окружение из людей с преступными стремлениями, владение информацией об отравлениях, изменах и т.д.

    Все это совсем не то, чего хотелось бы достигнуть молодой женщине.

    В других эпизодах явно указывается на физическое состояние Маргариты. Эти моменты тоже большей частью нерадостны.

    "У нее застучали зубы и по спине прошел озноб.

    Воланд положил свою тяжелую, как будто каменную, и в то же время горячую, как огонь, руку на плечо Маргариты, дернул ее к себе.

    Маргарита смутно видела что-нибудь… Она ощутила соленый вкус на губах и поняла, что ее моют кровью… Закружилась голова от розового масла… Цепь сейчас же стала натирать шею, изображение тянуло ее согнуться… Цепь ее сделалась тяжелее, чем была. Что-то странное произошло и с рукой. Теперь перед тем, как поднять ее, Маргарите приходилось морщиться… Острая боль, как от иглы, вдруг пронзила правую руку Маргариты

    Маргарита заплакав от боли, повалилась прямо на пол… И во второй раз силы ее стали иссякать.

    Маргарита глядела на Воланда, как сквозь пелену, глаза ее наполнялись слезами.
    Лицо ее исказилось судорогой."

    Речь Маргариты становилась бессвязной, Маргарита содрогалась от плача…»

    Искаженные лица, боли в теле, появление каких-то неизвестных шрамов – все это описывается психиатрами. Кроме того, многие болезни вроде бы здоровых психически людей также не подтверждаются лабораторными анализами и считаются психосоматическими. Причем человек не отдает себе отчета, что стало причиной ухудшения его здоровья. Нелегко, даже невозможно самостоятельно понять и изменить какие-то свои мысленные установки.

    Отсутствие психотерапевтов

    Как же обходиться без психотерапевтов в таких ситуациях? Как оставлять человека на долгое время без общения? Лечение, ограниченное медикаментами и постельным режимом, ущербно. Психиатры, которые считают своей обязанностью беседовать с пациентами, умеющие делать это, будут действительно полноценно лечить их. Те же, кто говорит, что обязан только выписать таблетки, по моему убеждению, нарушают клятву Гиппократа и вместо пользы наносят вред людям. Это только отговорка, что в отсутствие психотерапевта никто не обязан эту работу выполнять.

    Особенно сложным становится лечение болезней тела в таких условиях. Все перемешивается. Болезнь ли это, побочное ли действие лекарств или психосоматоз – надо грамотно разобраться. У нас часто бывает так: психиатры не умеют увидеть болезнь тела, узкие специалисты не могут отделить психического от физического, а психотерапевты, повторюсь, отсутствуют. Тяжелейшие боли становятся постоянным спутником человека. Вот больной, который ежедневно требует лечить ему зубы, другой сильно кашляет, у третьего болит живот и по неделям мучают запоры, сердце очень часто дает сбои. Резкие перепады кровяного давления, боли, частое сердцебиение, аритмия. Появление каких-то уплотнений в мякоти мышц… В чем причина? Страх? Побочное действие нейролептиков? Болезнь сердца или другого органа?

    Что если это побочное действие лекарств? Врач может сказать: миритесь с этим, пусть так и живет. Ко всем прочим бедам добавляется обида на доктора и отторжение от него. Собственно говоря, к психиатру с самого начала никто не рвется, а натолкнувшись на равнодушие, на жестокость тем более добавляют негативного отношения и к этим специалистам, и к их таблеткам.

    Кому становится легче, когда больной прекращает пить лекарства? Ему самому тяжело. Его родственникам тяжело. Общество получает отчаявшихся людей. Лишь у докторов уменьшается количество работы. Значит, они только о себе думают, когда не опекают своих подопечных.

    Герои Булгакова тоже озвучивают недовольство результатами лечения.

    "Мастер отстранил ее от себя и глухо сказал: - не плачь, Марго, не терзай меня. Я тяжко болен. Он ухватился за подоконник рукою, как бы собираясь вскочить на него и бежать, оскалил зубы, всматриваясь в сидящих, и закричал: - мне страшно, Марго! У меня опять начались галлюцинации.

    Маргарита бросилась на колени, прижалась к боку больного и так затихла.

    - Да, - заговорил после молчания Воланд, - его хорошо отделали. - Кто вы такой?
    - Я теперь никто, - ответил мастер, и улыбка искривила его рот.
    - Откуда вы сейчас?
    - Из дома скорби. Я - душевнобольной, - ответил пришелец.

    Этих слов Маргарита не вынесла, и заплакала вновь…

    Воланд без улыбки уставился на мастера. Но тот неизвестно отчего впал в тоску и беспокойство, поднялся со стула, заломил руки и, обращаясь к далекой луне, вздрагивая, начал бормотать: - и ночью, при луне мне нет покоя, зачем потревожили меня? О боги, боги...

    Маргарита вцепилась в больничный халат, прижалась к нему и сама начала бормотать в тоске и слезах…

    - Меня все равно в больнице хватятся.

    - Ну чего они будут хвататься! - Успокоил Коровьев и швырнул историю болезни в камин. - Нет документа, нет и человека.

    - Вы правильно сказали, - говорил мастер, - что раз нет документа, нету и человека. Вот именно меня-то и нет, у меня нет документа...

    - У меня больше нет никаких мечтаний и вдохновения тоже нет, ничто меня вокруг не интересует кроме нее, - он опять положил руку на голову Маргариты, - меня сломали, мне скучно и я хочу в подвал.

    - Не слушайте его, Мессир, он слишком замучен.

    - А чем вы будете жить? Ведь придется нищенствовать.

    - Как ты страдал, как ты страдал, мой бедный! Об этом знаю только я одна. Смотри, у тебя седые волосы в голове и вечная складка у губ. Мой единственный, мой милый, не думай ни о чем.

    – Мне жалко тебя, Марго. Опомнись! Зачем тебе ломать свою жизнь с больным и нищим? Вернись к себе!

    - Ах, ты, ты, - качая растрепанной головой, шептала Маргарита, - ах, ты, маловерный, несчастный человек. Я из-за тебя всю ночь вчера тряслась нагая, я потеряла свою природу и заменила ее новой, несколько месяцев я сидела в темной каморке и думала только про одно - про грозу над Ершалаимом, я выплакала все глаза, а теперь, когда обрушилось счастье, ты меня гонишь? Ну что ж, я уйду, я уйду, но знай, что ты жестокий человек! Они опустошили тебе душу!.. Да, нити, нити, на моих глазах покрывается снегом голова, ах, моя, моя много страдавшая голова. Смотри, какие у тебя глаза! В них пустыня... А плечи, плечи с бременем... Искалечили, искалечили…"

    Признание собственной душевной болезни, критическое отношение к себе считается добрым предвестником выздоровления. Тогда человек начнет самостоятельно анализировать все свои ситуации, сопоставлять их с реальной жизнью. Он будет взаимодействовать с докторами, прислушиваться к их мнению, к советам. Только не надо забывать, что такие советы от доктора должны исходить. К выздоровлению можно прийти только совместно – критическое отношение больного к болезни плюс внимательное попечение грамотного специалиста. Нужна забота общества о социализации. Этого и то мало. Еще должно быть материальное обеспечение этого периода. Болезнь отбирает от семьи большое количество средств.

    Как происходит обнищание семьи? Есть какие-то общие моменты, но вообще все очень индивидуально, зависит от того, с какими ассоциациями человек не может ужиться. В нашем настоящем работы нет, для поступления надо сдавать неподъемное в болезни ЕГЭ, множество (конечно прекрасных) фитнес центров недоступны семье по финансам.

    Не только сам пострадавший нигде не учится и не работает, кто-то из членов семьи прекращает работать, чтобы решать непрестанно возникающие проблемы и своими усилиями заменяя отсутствие организованного и грамотного попечения. Во время больничного лечения надо гулять с человеком, кормить его (больничная еда редко бывает съедобной), доставать лекарства, проживать неподалеку, вживаться в проблему.

    Представьте себе картину. В больнице к парню лет шестнадцати пришли родители. У них тягостное состояние, к ним подходит сын с лицом без мимики, веки тяжелые, походка без жестов. Медсестра сообщает: - Сегодня ваш сын самостоятельно сходил в душ и вымылся!

    И сразу же картина преображается. У родителей радость со слезами на глазах:

    - Неужели? Правда? Как хорошо! Ты молодец! Какой ты молодец!
    Все радуются, обнимаются, целуют парня, похлопывают по спине. А он вдруг с таким же видом встает и уходит.
    - Куда ты?
    - Я в душ. Хочу вымыться еще раз.

    Болезнь отобрала от него его возраст, его эмоции, но осталось в нем желание приносить любимым людям радость. Сколько теперь требуется заботы о нем! Как будто повторяется время, когда он был грудным ребенком. С ним надо находиться постоянно. Если в семье нет пенсионеров, берущих на себя такую миссию, кто-то из родителей отказывается от зарплаты, от стажа. Есть и самый страшный вариант, когда все отказываются от больного родственника и живут ради себя.

    После больницы начинается тяжелейший период. Из дому выкидывается большое количество вещей. На костер внезапной инквизиции попадает все, что вызывает страх ассоциаций с кризисом. Огромной проблемой становится одежда. Прием нейролептиков и переживания членов семьи приводят одних к набору веса, других к сбросу. Вся имевшаяся ранее одежда не подходит по размеру. Приходится семье внезапно переодеваться. Кроме того, меняется стиль одежды. Заболевший молодой человек уже не может одевать яркое, броское, нарядное, требуется что-то незаметное, темное. Такие же требования предъявляются к родственникам.
    Лекарственные препараты только некоторые бесплатны. Большая часть лекарств покупается за наличку. Семья начинает искать помощников – ездить в монастыри, в учреждения профилактические, лечебные, к каким-то лечебным источникам, к знающим людям. Перебираются рецепты народной медицины. Начинается поиск и перебирание психотерапевтов.

    Человек становится рассеянным, теряет сотовые телефоны, ключи, сумки, вещи, ненароком ломает домашнюю аппаратуру. Часто он испытывает неодолимое желание делать какие-то подарки, добрые дела (например, отдать все свои сбережения). Все это очень затратно и конфликтно.

    Семья пытается скрывать проблему, чтобы окружающие не наносили ран. Для этого прописывают детей в других городах, сыновьям в других городах оформляют военные билеты. Это всегда влечет за собой многочисленные поездки – все документы не делаются легко и быстро. То нет нужного человека, то какой-нибудь бумажки, то забыли поставить печать или подпись…

    Начинается поиск возможных вариантов работы и обучения. За попытками следуют неприятные эксцессы из-за нестыковки с окружающими людьми и отказы продолжать работать или учиться. Всякий раз приходится мириться с выбрасыванием вещей, купленных для начала новой деятельности. Оплачиваются услуги репетиторов, психологов, различных специалистов по энергетике, долгие междугородние разговоры и т.д. и т.п.. Книг покупается много, разных дисков, других носителей информации. Изучение темы поглощает огромное количество времени, которое уже не тратится ни на зарабатывание финансовых средств, ни на отдых.

    Нередко семьи становятся жертвами шарлатанов.

    Когда усилия огромны, но кризисы снова и снова рушат восстановленные способности, какое тяжкое отчаяние доводится переживать всем членам семьи.

    Вот это отчаяние и стоит за словами «Смотри, какие у тебя глаза! В них пустыня... А плечи, плечи с бременем...».

    Все это не новость. Но почему совершенно не решен этот вопрос? Если человеку ставится диагноз «Кататоническая шизофрения» или «параноидная шизофрения», или другой какой-то страшный сделан вывод, то почему одновременно с этим его не обеспечивают финансово? Врач не спрашивает, хочет ли семья, чтобы у родственника был такой диагноз. Ставят и все.

    Но вопрос финансовой поддержки отделен. Говорят: «Ваше дело, вы не хотите, чтобы он стал инвалидом». Конечно, не этого хотим! Хотим вылечить и вернуть обществу, причем здесь инвалидность! Разве вы не с нами? Вы же видите, что делают с человеком шесть месяцев в постели под галоперидолом, в отрыве от людей, в унылом общении с несчастными соседями по палате? Зачем ставить такие условия для получения финансовой поддержки? Почему не поддерживать тех, кто держит курс на выздоровление и не соглашается на то, что противоречит выздоравливанию даже под предлогом пользы, которую приносит статус инвалида? Почему только с таким статусом можно надеяться на помощь государства?

    В приведенном выше отрывке из романа поднята еще одна тема, которая у людей наболела. Никому не нравится, что от человека отбирают паспорт и что ведут истории болезни. В этом плане выигрывает церковь – священник ничего не записывает. В архивной пыли психиатрии хранится то, что уже стало прошлым, то что было записано, когда человек путался или врал, все, что только искажает настоящее положение человека.

    Конечно, в отличие от советских времен, сейчас можно работать неоформленными.

    Так и делают те из них, которые больные люди, которые, сбежав от психиатров, остались живы . Можно вспомнить примеры, показанные по центральному телевидению. Мужчина четыре года работал на стройках, потом взялся-таки вернуть себе паспорт и дееспособность с помощью телевидения и адвокатов. Так он доказал, что может жить в обществе, что не согласен с тем, как распорядились его судьбой.

    Смерть же тех, кто не смог найти источник дохода, не захотел снова попасть в руки докторов и умер в страшных условиях, лежит на совести нашего черствого общества.

    «- Вы правильно сказали, - говорил мастер, - что раз нет документа, нету и человека. Вот именно меня-то и нет, у меня нет документа»...

    Меня взволновала цитата из другого произведения М.А.Булгакова - "Белой гвардии". Речь о человеке, заболевшем сифилисом. Это другая тема, но это тоже страшная беда. Булгаков так описал покаянную ночь больного.

    «Сифилитик говорил, и губы у него прыгали, как у ребенка.

    - Боже мой, боже мой, боже мой... Ужас, ужас, ужас... Ах, этот вечер! Я несчастлив. Ведь был же со мной и Шейер, и вот он здоров, он не заразился, потому что он счастливый человек. Может быть, пойти и убить эту самую Лельку? Но какой смысл? Кто мне объяснит, какой смысл? О, господи, господи... Мне двадцать четыре года, и я мог бы, мог бы... Пройдет пятнадцать лет, может быть, меньше, и вот разные зрачки, гнущиеся ноги, потом безумные идиотские речи, а потом - я труп. Слезы неудержимо текли по щекам больного, и тело его тряслось и колыхалось. - Мне нужно застрелиться. Но у меня на это нет сил…

    - Ах-а-ах, - стиснув зубы, болезненно застонал больной. - Ах, - повторил он в неизбывной муке…: - Господи, прости меня и помилуй … Но зачем же Ты так жесток? Зачем? Я знаю, что Ты меня наказал. О, как страшно Ты меня наказал! Посмотри, пожалуйста, на мою кожу. Клянусь Тебе всем святым, всем дорогим на свете, памятью мамы-покойницы – я достаточно наказан. Я верю в Тебя! Верю душой, телом, каждой нитью мозга. Верю и прибегаю только к Тебе, потому что нигде на свете нет никого, кто бы мог мне помочь. У меня нет надежды ни на кого, кроме как на Тебя. Прости меня и сделай так, чтобы лекарства мне помогли! Прости меня, что я решил, будто бы Тебя нет: если бы Тебя не было, я был бы сейчас жалкой паршивой собакой без надежды. Но я человек и силен только потому, что Ты существуешь, и во всякую минуту я могу обратиться к тебе с мольбой о помощи. И я верю, что Ты услышишь мои мольбы, простишь меня и вылечишь. Излечи меня, о Господи, забудь о той гнусности, которую я написал в припадке безумия, пьяный, под кокаином. Не дай мне сгнить, и я клянусь, что я вновь стану человеком. Укрепи мои силы, избавь меня от кокаина, избавь от слабости духа и избавь меня от Михаила Семеновича Шполянского!».

    Да, врач понял страдание больного человека. Я склоняю голову перед автором этих строк.

    Я хочу обратить особое внимание, что психические заболевания уносят из трудовых рядов страны огромное количество людей. Проблема уже давно переросла границы замалчивания. Требуется ее решать. В других странах это делают. Вкладывают средства, прилагают усилия, ведут работу по просвещению населения, действуют вдумчиво, и люди возвращаются в жизнь. У них исчезают симптомы, появляется энергия, они работают и приносят пользу своему обществу, к которому испытывают благодарность.

    Нынешним школьникам от этой проблемы не уйти. Тем более, к нам пришла лавина наркотиков и психотропных веществ. В стране имеется терроризм. А большинство организаций теперь нуждаются только в «стрессоустойчивых» сотрудниках. Во всех отраслях хозяйства происходит усложнение процесса работы. Люди ослабленные все меньше имеют возможностей самостоятельно приспособиться к такому миру.

    Нужно уже вчера задуматься, чтобы формировать готовность молодежи к решению такой нелегкой задачи, как изменение отношения общества к расстройствам психики.

    В частности, работа по формированию справедливого и мудрого отношения к психическим расстройствам ложится на учителей литературы. Ведь в их руках есть книги, в которых описана жизнь. В частности есть, трудная, но очень информативная книга М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

    Людмила Иванова

  4. #4
    Консультант Аватар для Птичка Тари
    Регистрация
    14.06.2008
    Откуда
    Москва
    Сообщений
    50 034
    Записей в дневнике
    53
    ув. Людмила Иванова. А в чем цель этой публикации - можете пояснить?

  5. #5
    Птичка Тари! Прошу дать мне немного времени, чтобы лучше понять, что от меня требуется, на каком уровне, на каком языке отвечать.
    Самая первая моя реакция на вопрос такая - цель я вроде бы и обозначила уже.
    Во-первых - я предлагаю вариант формирования доброго отношения к людям с расстройствами психики, начиная со школьной семьи.
    Во-вторых - предлагаю молодым, юным объяснить, что бывает в жизни. А бывает, что молодые люди, полные надежд и имеющие больших планы на жизнь, попадают в психиатрию.
    Ну и пробую выйти к людям со своими взглядами.
    Что-то другое нужно сказать?

  6. #6
    Можно уточнить, ув. Людмила Иванова, Вы - педагог?

Похожие темы

  1. 1 статья - Психические расстройства. Школьная литература. "Русская хандра" Евгения Онегина.
    от Людмила Иванова в разделе Специальное отделение им. Янтаря
    Ответов: 6
    Последнее сообщение: 01.01.2016, 20:09
  2. Феназепам и алкоголь + регулярные психические расстройства
    от Blaze в разделе Психиатрия и психофармакотерапия
    Ответов: 3
    Последнее сообщение: 27.04.2012, 11:50
  3. "У каждого времени свои модные психические состояния"
    от Дракоша в разделе Политическая и Историческая психологии
    Ответов: 53
    Последнее сообщение: 11.04.2012, 08:13
  4. ВАЖНО: Что почитать родителям? Полезная литература
    от Птичка Тари в разделе Дети и Родители. Детская психология
    Ответов: 17
    Последнее сообщение: 06.01.2012, 20:00
  5. ПСИХОАНАЛИЗ - литература
    от Lita в разделе АРХИВ
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 09.03.2009, 18:51

Социальные закладки

Социальные закладки
Добавить тему в :
© Все права защищены. iVezha.ru, 2008-2016 - как пережить расставание с любимым | На этом форуме по психологии можно получить бесплатную помощь психолога, консультацию психотерапевта онлайн. | Powered by vBulletin™ | Copyright © 2013 vBulletin Solutions, Inc. | Перевод: zCarot | Digital Point modules: Sphinx-based search