Страница 55 из 59 ПерваяПервая ... 254552535455565758 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 621 по 1 650 из 1748
Тема:

Расстаюсь. Очень плохо

  1. #1621
    Сегодня Василий Петрович Оводов должен был умереть. Так сказала цыганка. Старая безумная карга в цветастой юбке, с шалью на плечах; седые волосы выбиваются из-под косынки. Она схватила его за руку и, заглядывая в глаза, прохрипела прокуренным голосом:
    - Ай, молодой, красивый, покажи ручку, положи получку! Всю правду расскажу - что было, что будет.
    Василий Петрович неожиданно для себя остановился, не вырвался, а достал купюру, сунул старухе.
    - Ну, давай, гадай.
    - Жил ты красиво, - водила цыганка пальцем по линиям на ладони, - всё у тебя было: и деньги, и женщины, и люди тебя уважали. Большой человек, да? Не отвечай, я всё вижу. И сейчас всё у тебя лучше некуда, вот только планов не строй. Умрёшь ты через пять лет. Как свинья умрёшь. Забери свои деньги.
    Она протянула деньги. Замешательство и испуг мелькнули в её глазах. Цыганка отпустила руку и собралась уйти, но тут уже Василий Петрович схватил её за запястье.
    - А ну, стой, уважаемая. Давай с этого момента поподробнее.
    Любому человеку от такого пророчества стало бы не по себе, но не Оводову. Он с улыбкой смотрел на старуху.
    - Когда это я умру? Скажешь правильную дату – сразу сто баксов даю.
    Цыганка с интересом посмотрела на него, помедлила, решаясь – говорить или не говорить.
    - Зачем тебе знать?
    - Интересно же. – Василий Петрович достал бумажник и вытащил из него хрустящую банкноту. – Говори.
    - Ладно. Скажу. Что кому отмеряно, больше не получишь. Пятнадцатого ноября это будет. Две тыщи десятого. Легче тебе стало, касатик? Нельзя это человеку знать. Грех на душу взяла. А деньги спрячь, потом отдашь.
    - Когда это потом?
    Цыганка улыбнулась, обнажив кривые рыжие зубы, и пошла прочь.
    Это было пять лет назад. Дата засела в памяти и всплывала, навязчиво напоминая о себе. Но страха не было, был, скорее, азарт. Пятнадцатое ноября для Оводова стали контрольной точкой. Если он не умрёт, то это будет ещё одним подтверждением того, что открытие, сделанное им, действительно работает.
    Дело в том, что Оводов изобрёл эликсир бессмертия. Как бы нелепо это не звучало, но от фактов никуда не денешься. Как всё великое, открытие было случайным и до смешного простым. Секрет того, что искали великие Гален, Ко Хуан, Авиценна, Бэкон, Сен Жермен и бесчисленное множество магов, алхимиков, генетиков, всегда лежал на поверхности.
    Случилось это давно, лет тридцать назад, когда Оводов работал в лаборатории, разрабатывающей яды для грызунов. Очередной продукт оказался совершенно не эффективным, хотя по всем ингредиентам должен был укокошить подопытную крысу в считанные секунды. Но крыса не сдохла, а придя на следующий день на работу, Василий Петрович обнаружил, что животное вообще стало выглядеть более презентабельно. И шерсть стала пушистее, и глазки сверкали совершенно жизнеутверждающе, и хвостик стал толще и розовее. Оводов дал крысе ещё порцию яда, которую та сожрала с аппетитом.
    Проведя эксперимент ещё над несколькими животными, Василий Петрович убедился, что получившийся препарат вместо того, чтобы морить крыс, оказывает совершенно противоположный эффект. Дальше-больше. Одна из крыс получила кличку Зараза и переехала к Оводову домой, где получала неудавшийся яд. И, как выяснилось позже, совершенно не собиралась умирать. Прошло шесть лет, а животинка оставалась ещё при всех зубах и совсем не выглядела старушкой.
    Ещё через десять лет, проведя бесчисленное количество экспериментов над различными представителями флоры и фауны, Василий Петрович понял, что же он изобрёл. Зараза так и не сдохла, и скорее всего, не собиралась.
    Тогда Оводов решил испробовать препарат на себе. И уже на следующий день почувствовал себя бессмертным. Это чувство сложно передать. Это нужно почувствовать. Изменилось не только самочувствие, но и образ мышления. Он просто знал, что вечен, что у него всё-всё впереди. В свои пятьдесят пять он стал выглядеть на сорок: исчезла седина, постепенно стали разглаживаться морщины, печень перестала беспокоить, ревматизм отпустил, и сердце уже не покалывало.
    Оводов никому не говорил об открытии, он понимал, что если это получит огласку, планету постигнет катастрофа. Перенаселение, голод, по планете бродят миллионы, миллиарды голодных, вечно живущих людей. Жуть. Зачем им это? И он молчал. Даже жене не говорил. Когда супруге стукнуло шестьдесят два, Оводов ушёл из семьи, купил себе скромную квартирку на окраине города.
    Он не знал, с чего начать. Столько сразу открылось возможностей – выучить языки, научиться фехтовать, играть на фортепиано и скрипке, показывать фокусы; написать книгу, да чёрт побери, ему некуда спешить. Он успеет всё. Но, почему-то, так ничем и не занимался, просто гулял по городу, смотрел телевизор и читал. Пока не закончились деньги. Устроился сторожем в детский сад. И всё откладывал новую жизнь на завтра. А куда спешить? Впереди – вечность.
    Был день как день, один из обычных осенних дней, когда так приятно сидеть дома перед телевизором с чашкой чая. За окном дождь и ветер, а на тебе тёплый халат и тапочки, и кресло удобное, и уже клонит в дрёму. И вдруг звонок на мобильный.
    - Милый, как ты посмотришь, если я сегодня заеду?
    Галочка, очередная пассия. Удивительно, но на Василия Петровича женщины стали вешаться гроздьями. Видимо чувствовали, что он особенный, не такой как все. Ах, знали бы они, сколько ему лет.
    - Конечно, дорогая, заезжай.
    - А ты не встретишь меня на остановке, а то темно уже.
    Вот, чёрт, переться в такую непогоду никуда не хочется. За окном слякоть, ветки деревьев стучат в окно. Холодно и сыро. Но отказываться уже поздно.
    - Да, сейчас оденусь и иду. Ты когда будешь?
    - Минут через двадцать.
    Оводов оделся, захватил зонт, положил в карман деньги – в магазин зайти, вина купить, тортик. Лил дождь, лужи везде, и фонари горели через один, так что ноги намочил, как только из подъезда вышел. До остановки недалеко, пройти мимо гаражей, и на месте. Он шёл, вжав голову в плечи, ветер вырывал зонт из рук. Улица пустынна, все сидят дома, в тепле и уюте, а тут…
    - Дядя, дай сигаретку, - послышалось сзади.
    Оводов оглянулся. За ним шли два парня, в куртках с капюшонами.
    - Не курю, - сказал он и пошёл дальше.
    - Дядя, да не спеши так. Дай денег на сигареты, раз сам не куришь.
    - Ребята, нет денег.
    - Не гони, нам же только на сигареты.
    Они уже догоняли, Оводов тоже ускорил шаг. До остановки оставалось метров пятьдесят, там люди, там киоск, магазин.
    - Эй, чувак, ты что не понял? Стой, тебе говорят.
    Оводов услышал, что они бегут. Оглянулся и тут же получил удар кулаком в челюсть. Ноги заскользили по раскисшей жиже, и он упал на землю, попытался встать, но тут же ботинок врезался в рёбра. Перехватило дыхание, боль ворвалась в тело.
    - Дядя, ты чё, тупой? Сказали тебе - стой – значит стой. Давай бабло, урод.
    - Нет у меня, - просипел Василий Петрович, снова попытался подняться, и снова получил удар ногой в бок.
    - Нет, говоришь? – один из парней наклонился над ним, приставив к лицу нож. – А если поискать?
    - Ну, нет, говорю.
    - Тогда держи, - лезвие ножа вонзилось в грудь. Потом ещё раз в живот. – Денег ему жалко, урод.
    Оводов лежал, пытаясь сделать вдох, но лёгкие, казалось, отказывались подчиняться. Боли почти не было, просто кружилась голова, и хотелось спать.
    - Ты что делаешь? – кричал второй парень, - Ты что, совсем дурак? Зачем ты?
    - А что он…денег пожалел, - оправдывался первый.
    - Давай, валим отсюда!
    - Сейчас, - парень с ножом полез в карманы плаща, достал кошелёк, открыл. – О! Сотка баксов! Спасибо, дядя.
    Парень склонился над Оводовым, тот открыл глаза. На него смотрела цыганка, старая, сморщенная цыганка с кривыми зубами.
    - Что кому отмеряно, больше не получишь. Кого ты обмануть хотел, а? Меня не обманешь. – Она широким рукавом вытерла кровь с косы, достала из кармана блокнот и карандаш, постанила в нём галочку. – Бывай, молодой-красивый.
    - Давай уже, валим отсюда! – кричал парень и тянул за рукав товарища.
    Василий Петрович увидел, как два силуэта бежали прочь, не замечая луж и грязи.
    «Сегодня же пятнадцатое, пятнадцатое ноября. Я так его ждал, что совсем забыл» - подумал Оводов перед тем, как отправиться на тот свет.

    История из интернета. Автора не знаю.

  2. #1622
    А хорошая история, Оля!

    Как думаешь, что в этой истории такого, что себе взять полезно?

  3. #1623
    Цитата Сообщение от lorel Посмотреть сообщение
    А хорошая история, Оля!

    Как думаешь, что в этой истории такого, что себе взять полезно?
    Надо просто жить. Не ожидая смерти. Она все равно придет неожиданно, как ни готовься к ней. И именно тогда, когда должна придти.

    Ну и желательно успеть насладиться жизнью.
    Последний раз редактировалось Ольга; 27.01.2012 в 22:05.

  4. #1624
    Оля, а ты вообще что-нибудь знаешь о культуре умирания, о культуре смерти? Обрядность, ритуалы.....
    ну, понятно, христианский там, исламский- то на слуху, их не берем поэтому.
    А вот на Планете-то нашей ведь много культур РАЗНЫХ.
    Что ты знаешь об этом?

  5. #1625
    Цитата Сообщение от lorel Посмотреть сообщение
    Оля, а ты вообще что-нибудь знаешь о культуре умирания, о культуре смерти? Обрядность, ритуалы.....
    ну, понятно, христианский там, исламский- то на слуху, их не берем поэтому.
    А вот на Планете-то нашей ведь много культур РАЗНЫХ.
    Что ты знаешь об этом?
    ничего не знаю...
    начала читать.

  6. #1626
    Оля, ты не просто читай, а еще и выкладывай материал. Картинки по материалу- тоже выкладывай.
    И свои чувства, мысли тоже. Телесочку не забывай.
    Последний раз редактировалось lorel; 27.01.2012 в 22:18.

  7. #1627
    Цитата Сообщение от lorel Посмотреть сообщение
    Оля, ты не просто читай, а еще и выкладывай материал. Картинки по материалу- тоже выкладывай.
    И свои чувства, мысли тоже. Телесочку не забывай.
    Второй день читаю. Что выкладывать - не знаю. Статьи большие.
    Как-то совсем невнимательно читаю. Все время отвлекаюсь. Иногда зевать вдруг начинаю, спать хотеть. Иногда в процессе чтения голова побаливать начинает (передняя часть, там где на лбу волосы начинаются - никогда раньше в этом месте голова не болела). В голове от прочитанного совсем почти ничего не остается. Сегодня повторно открыла вчерашнюю статью и поняла, что совсем ничего из нее не помню. Заново можно читать.

  8. #1628
    Цитата Сообщение от lorel Посмотреть сообщение
    Оля, ты не просто читай, а еще и выкладывай материал. Картинки по материалу- тоже выкладывай.
    И свои чувства, мысли тоже. Телесочку не забывай.
    Поняла из всего этого пока только одно: там где смерть влечет за собой попадание в рай или новое рождение на земле - там она не страшит, не пугает. А вот для тех, кто не знает, что там после смерти ждет - она и страшна

  9. #1629
    Консультант Аватар для Билли Пилигрим
    Регистрация
    20.06.2011
    Откуда
    Нижний Новгород
    Сообщений
    16 835
    Записей в дневнике
    4
    Верования славян
    Нажмите на изображение для увеличения
Название: mara.gif
Просмотров: 21
Размер:	5,8 Кб
ID:	55577
    Морена (Мора) По представлениям древних славян, богиня бесплодной, болезненной дряхлости, увядания жизни и неизбежного конца ее — смерти. Недаром слово "мор" обозначает поголовную и внезапную смерть целых народов и государств. В нем сохраняется память об этой жестокой, неумолимой богине, которой неугодны никакие жертвы, кроме увядших цветов, сгнивших плодов, опавших листьев и угасших человеческих жизней. На Украине сохранился обряд-оберег против этой злой силы. Накануне Иванова дня делают соломенного идола Купалы — иногда величиною с ребенка, а иногда в настоящий рост человека. На него надевают женскую сорочку, плаху, мониста м венки из цветов. Тогда же срубают дерево, обвешивают его лентами и венками и устанавливают на избранном для игрища месте. Дерево это называют Мореною; под ним ставят наряженную куклу, а подле нее стол с разными закусками и напитками. Затем зажигают большой костер и начинают прыгать через него попарно (молодцы с девицами), держа в руках купальскую куклу. Игры и песни продолжаются до рассвета. На другой день куклу и Морену приносят к реке, срывают с них украшения и бросают ту и другую в воду, чая избавить себя на ближайшую пору и от болезней, и от смерти, и, конечно, от меньших неприятностей.
    Мара-Морена - могучее и грозное Божество, Богиня Зимы и Смерти, жена Кощея и дочь Лады, сестра Живы и Лели.

    Имя Морана (Морена) действительно родственно таким словам, как «мор», «морок», «мрак», «марево», «морочить», «смерть».

    Легенды рассказывают, как Морана, со злыми приспешниками, каждое утро пытается подкараулить и погубить Солнце, но всякий раз в ужасе отступает перед его лучезарной мощью и красотой.

    Её символы - Черная Луна, груды разбитых черепов и серп, которым она подрезает Нити Жизни.

    Владения Морены, согласно Древним Сказам, лежат за черной Рекой Смородиной, разделяющей Явь и Навь, через которую перекинут Калинов Мост, охраняемый Трехглавым Змеем...

    В противоположность Живе и Яриле, Марена воплощает собой торжество Мари - «Мертвой Воды» (Воли к Смерти), то есть Силы, противоположной Животворящей Солнечной Яри. Но Смерть, даруемая Мареной, не есть полное прерывание Токов Жизни как таковой, а - лишь переход к Жизни Иной, к новому Началу, ибо так уж положено Родом Вседержителем, что после Зимы, уносящей с собой все отжившее, всегда наступает новая Весна...

    И, конечно же, мы знаем соломенное чучело, которое до сего дня кое-где еще жгут во время праздника древней Масленицы, в пору весеннего равноденствия время, несомненно, принадлежит Морене, Богине смерти и холода. И каждую зиму она берет власть.
    Нажмите на изображение для увеличения
Название: navyi.gif
Просмотров: 15
Размер:	6,6 Кб
ID:	55578
    Навьи (навии) - от древнерусского навь - духи смерти, духи умерших иноплеменников. Считалось, что они могли насылать болезни на людей и домашний скот, а так же стихийные бедствия.
    По ночам навиьи носятся по улицам, убивая всех, кто выходит из дома. Люди умирали от ран. Потом навьи стали и днем появляться на конях, но были невидимы. Для спасения от них надо было не выходить из дома. Чтобы защитить свои дома, необходимы были обереги, заговоренные предметы и т.п. Одежда людей включала специальную вышивку с охранительными знаками от навий.
    Навий можно было и умилостивить. Их приглашали помыться в баню, под навесом которой или на крыше оставляли для них пищу. Представляли навий в виде птиц или в образе некий существ, обросших густыми волосами и с хвостом.Подобные представления о навьях сохранялись в сознании людей до ХХ века.
    Существовал у восточных славян даже специальный "навий день" для поминовения усопших, отмечался этот день в четверг во время пасхальной недели, а также в начале осени. Считалось что навии в этот день выходят из могил и отправляются к своим потомкам на поминальную трапезу.
    Для навий готовили специальное угощение, которое ставили на стол в комнате, потом открывали окна. Чтобы не мешать навиям, категорически запрещалось выходить на улицу после захода солнца.
    Против навий так же использовалась особая оберегательная обрядность. Если навии приносили вред, следовало разрыть могилу усопшего и вынуть из нее "навью косточку" - единственную не разложившуюся от времени кость усопшего. Косточку полагалось сжечь, а пепел бросить на могилу. Тогда навия исчезнет и перестанет беспокоить живых.
    Южные и западные славяне полагали, что навии могут определить судьбу ребенка. Считали. что невидимые навии собираются у постели роженицы и решают, будет ребенок жить или же умрет. Обреченному на смерть навии ставили невидимый "навий знак".

  10. #1630
    Цитата Сообщение от Ольга Посмотреть сообщение
    Поняла из всего этого пока только одно: там где смерть влечет за собой попадание в рай или новое рождение на земле - там она не страшит, не пугает. А вот для тех, кто не знает, что там после смерти ждет - она и страшна
    То есть, люди ищут защиту от страха смерти?

  11. #1631
    Консультант Аватар для Билли Пилигрим
    Регистрация
    20.06.2011
    Откуда
    Нижний Новгород
    Сообщений
    16 835
    Записей в дневнике
    4
    Похороны у славян
    «похоронную обрядность принято относить к семейной обрядности; однако безоговорочно это так лишь в отношении современных славян. В языческой погребальной обрядности социальный момент играл существеннейшую роль. Характерно восприятие смерти не как узкосемейного, а общественного явления». При похоронах прекращается вся работа, и община участвует в ритуале.
    Процесс погребения представляется себе так: складывали погребальный костёр, на него «възложаху» мертвеца и это похоронное дело сопровождалось религиозно-декоративным сооружением – вокруг крады прочерчивали геометрически точный круг, рыли по кругу глубокий, но узкий ровик и устраивали лёгкую ограду вроде плетня из прутьев, к которому прикладывалось значительное количество соломы. Когда зажигали огонь, то пылающая ограда своим пламенем и дымом закрывала от участников церемонии процесс сгорания трупа внутри ограды. Возможно, что именно такое сочетание погребальной «громады дров» с правильной окружностью ритуальной ограды, отделявшей мир живых от мира мёртвых предков, и именовалось «крадой».


    Ю.А. Бутенко подчёркивает: «После тризны производился ещё один ритуал, разбивался керамический сосуд, а осколки его клали в яму. Далее производилась вторичная засыпка могилы. Обычай класть в могилу битую посуду восходит ко временам индоевропейской языковой культурно-исторической общности». Семантика данного обряда не понятна, но он прослеживается в различных индоевропейских культурах.

    Раз в год у славян проходил навий день. День поминовения умерших предков. В словаре Даля, «Навь это день поминовение предков. В южной Руси понедельник, в средней и северной – вторник на Фоминой».

    В. 3. Завитневич в одном курганном кладбище обнаружил остатки вертикальных столбов, что позволило ему так представить обряд погребения: «… на месте сожжения покойника ставили круглый столб; вокруг столба делали земляную насыпь; на вершине насыпи, на столбе, ставили урну». Чаще всего в эту урну ссыпался прах покойного.

    После сожжения покойника, проводилась тризна в память о покойном. Как правило, это были не скорбные трапезы. Предки считали, что души умерших, пируют с ними и за этим процессом следят. Этот до сегодняшнего дня осталось в погребальной традиции, когда и умершему человеку наливают спиртной напиток и накрывают тару кусочком хлеба. А в некоторых деревнях зафиксирован обычай садить мёртвого человека со свечкой в руках во время поминок.

    Славяне просто относились к смерти, И.С. Тургенев писал в своих «Записках охотника»: «Удивительно умирает русский мужик! Состоянье его перед кончиной нельзя назвать ни равнодушьем, ни тупостью; он умирает, словно обряд совершает: холодно и просто». И смерть не воспринималась как горе, а как радость, ибо славяне верили в перерождение. Ибн-Даст в «Книге драгоценных сокровищ» (30-е гг. Х в.) сообщает, что когда у славян кто-нибудь умирает, то женщины «царапают себе ножом руки и лицо», но уже «при сожжении покойников придаются буйному веселью, проявляя тем свою радость по поводу милости, сделанной ему [покойному] Богом».
    Из числа элементов погребального обряда следует назвать: курганные насыпи, погребальное сооружение в виде человеческого жилища и захоронение праха умершего в обычном горшке для еды.

    Это достигалось посредством закапывания сожженного праха в землю и постройки над погребением модели дома, “домовины”. Много времени спустя, в 9 – 10 вв. н. э., когда уже сформировалась Киевская держава, среди некоторой части русской знати снова появился обряд простого захоронения без сожжения, что произошло, по всей вероятности, под влиянием возобновившихся связей с христианской Византией. Но как только началась многолетняя война с империей, великокняжеское окружение подчеркнуто вернулось к кремации. Курганы эпохи Святослава, преследовавшего христиан, были грандиозными сооружениями на высоких берегах рек, погребальные костры которых должны были быть видимы в радиусе около 40 км, т. е. на пространство четырех – пяти тысяч квадратных километров!
    В древности могилы каким-то образом отмечались (курганы, насыпи, камни, домовины и т.п.). О последнем этапе погребального обычая славян летопись сообщает: «по семъ же събравше кости, вложаху въ ссудъ малъ и поставляху на столпѣ на путѣхъ «после того, собрав кости, вкладывают в малый сосуд и ставят на столпы-домовины у дороги». По мнению Б.А.Рыбакова, летописный столпъ (сътълъпъ) представлял собой домовину – сооружение над могилой в виде небольшого домика, сторожки, кельи. Подобные домовины-столпы бытовали в России ещё в XIX в.
    Этот погребальный элемент отмечает и Олеарий в XVII в.: «Над могилами хоть несколько состоятельных покойников русские… ставят небольшие избушки, в которых стоя может поместиться один человек».

    Но, сохранились и более древние свидетельства о домовном погребальном обычае славян. Первоначально, предков хоронили в ладьях, как и скандинавов:

    Вот что пишет арабский путешественник и писатель Ахмед Ибн-Фадлан во время поездки в качестве посла багдадского халифа в Волжскую Болгарию в своем сочинении, называемом ”Книга”: «Итак, они положили его в могиле и покрыли ее над ним настилом на десять дней, пока не закончат кройки его одежд и их сшивания.

    А именно: если (это) бедный человек, то делают маленький корабль, кладут его в него и сжигают его. Что же касается богатого, то собирают то, что у него имеется, и делят это на три трети, причем (одна) треть – для его семьи, (одна) треть на то, чтобы на нее скроить для него одежды, и (одна) треть, чтобы на нее приготовить набиз, который они пьют до дня, когда его девушка будет сожжена вместе со своим господином».

    Сам же обряд похорон он описывает следующим образом: «После ритуального сожжения умершего, соплеменника русы, оставили надпись на могиле: «Потом они построили на месте этого корабля, который они вытащили из реки, нечто подобное круглому холму и водрузили в середине его большую деревяшку хаданга (белого тополя или берёзы), написали на ней имя [умершего] мужа и имя царя русов и удалились».

    Хоронили покойников головою на запад. Смысл такого трупоположения был в том, что глаза умершего были обращены на восток, на восход солнца – при ожидаемом в будущем воскресении воскресший увидит солнце в момент восхода. Постепенно устанавливался обычай хоронить в гробах или колодах, которые и в XIX в. именовали домовинами.

    Но Огненного погребения удостаивались только свободные люди, не запятнавшие себя при жизни недостойным поведением.

    Но, есть ещё два момента в погребальных обычаях, которые стоит осветить. Это похороны так называемых «заложных» покойников, и обряд умерщвление при достижении определённого возраста.

    Мирослав Курганский в одной из своих лекций отмечает, что «согласно традиционным народным представлениям, после смерти человек должен был уйти в «Иной Мир» – но только если умер в свой срок, «своей смертью». Люди, умершие до срока: убитые, самоубийцы, погибшие от несчастного случая, не могут окончательно покинуть мир Яви. Они становятся заложными покойниками и обитают вблизи от людей, доживают за гробом положенный им срок жизни. По народным поверьям, заложные покойники склонны вредить людям».

    Похороны таких умерших выражались в вышвыривании тела подальше в болото или овраг, после чего его заваливали сверху ветками. Делалось это для того, чтобы не осквернять землю и воду нечистым трупом.

    Рассказывая об обычаи убивать родичей при достижении ими 60 лет Н.Велецкая, указывает на два поздних обрядах, русские «Саночки» и украинские «Поминки», где отмечались прижизненные поминки, с последующим ритуальным шествием к месту будущего захоронения. Исследователь считает, что это более поздняя стадия, рудимент обряда умерщвления родича при достижении им старости. Этот обряд имеет реальные свидетельства. Так западные славяне уводили родича в лес и убивали, иногда, родичи уходили сами, или уезжали зимой на саночках в степь замерзать. Вариантов много, но все они имеют место быть. Такой обряд вызван тем фактом, что человек в старости является обузой для семьи и рода. Он постепенно теряет физическую силу. Он не могут уже полноправно принимать участие в аграрной деятельности рода. Считалось позорным влачить такое существование.

    Н. Велецкая приходит к заключению о том, «что умерщвление при признаках старости в качестве элемента социального уклада, узаконенного обычным правом, – явление праславянское и, очевидно, у славян имело место лишь в начальный период их истории. Об этом свидетельствует, прежде всего, то обстоятельство, что следы его как общественного ритуального действа отразились в славянской обрядности и обычаях преимущественно в игровой и драматизированной форме».

    Но, даже после принятия христианства, многие элементы языческого остались в культуре. Так, после смерти князя Владимира, его, по языческим обычаям выносили из терема через специальную вырубленную дыру, дабы его душа не осталась в мире живых. До сегодняшнего дня многие элементы погребального обычая, присутствуют в нашей традиции. Это и еловые ветки, которыми устилают путь к месту захоронения, это и занавешенные зеркала в доме и многое другое.

  12. #1632
    Хель, богиня мертвых у скандинавов

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: Hel_(1889)_by_Johannes_Gehrts.jpg
Просмотров: 12
Размер:	137,2 Кб
ID:	55579

    В «Видении Гюльви» Высокий Муж рассказывает о происхождении Хель от Локи и великанши Ангрбоды. Хель вместе с другими детьми Локи привезли к Одину, и он отдал ей во владение страну мёртвых. К ней попадают все умершие, кроме героев, погибших в бою, которых валькирии забирают в Вальхаллу. Там же приведено её описание: она исполинского роста (крупнее большинства великанов), одна половина её тела чёрно-синяя, другая мертвенно-бледная, поэтому она иногда называется сине-белой Хель (по другим версиям, левая половина её лица была красной, а правая — иссиня-чёрной; выше пояса она выглядела, как живая женщина, но её бёдра и ноги были покрыты пятнами и разлагались, как у трупа).
    Наиболее известное упоминание о Хель связано с мифом об убийстве Бальдра, который после смерти оказался в её царстве. Она согласилась исполнить просьбу Хермода и освободить Бальдра, но лишь в том случае, если каждое живое существо оплачет его. Из-за козней Локи это условие не было выполнено, и Бальдр остался в Хельхейме.
    Кроме того, Хель упоминается как одна из противниц асов во время Рагнарёка. Древние скандинавы верили, что в последней битве она поведёт армию мертвецов на штурм Асгарда.

  13. #1633
    Восприятие смерти
    Смерть у славян

    Чтобы облегчить агонию, древние славяне совершали разного рода магические действия: перекладывали умирающего на пол или на солому, клали его вдоль матицы, к двери, за печь, переносили в овин, переворачивали ногами в изголовье; вынимали из-под головы подушку1, клали под голову житную или гороховую солому, веник, моток нестираной пряжи или полотна; укрывали белым или черным платком, пасхальной скатертью, свадебной одеждой. Чтобы «пропустить душу», расстегивали одежду, отворяли окна, двери, сундуки, снимали печную заслонку. В случае особенно тяжелой агонии (колдуна, знахаря, грешника) просверливали дыры в потолке или в стене, вбивали в потолок вилы или кол, поднимали балку-матицу, разбирали потолок и крышу, печь; звонили в колокол; обливали, кропили и поили водой — «святой», «немой» (принесенной в молчании), дождевой с крыши или из дорожной колеи, водой с колокола, с каменного креста или иконы; поили отваром, настоем из трав, из зелени свадебного венка и т. п. Окуривали ладаном, травами, дымом от оставшихся на берде ниток. Старались не говорить об умирающем, считая, что чем меньше людей знает о нем, тем легче ему умереть. Согласно верованию, в момент кончины гаснет или падает с неба звезда. Кончина понимается как «второе рождение», а сопровождающий ее обряд во многом сходен с обрядом родов. Совершаемый над умершим погребальный обряд (обмывание, облачение, отпевание, оплакивание, погребение, поминание, траур) не только обеспечивал беспрепятственный переход души из области жизни в область смерти, но и защищал живых от последствий соприкосновения со смертью (ср. такие действия, как закрывание глаз, завешивание зеркала, ночное бдение при покойнике и т. п.). Нарушение или неполнота обряда грозили, по народным представлениям, «возвращением» покойника, превращением его в вампира.

    Несмотря на опасность, момент смерти мог считаться благоприятным для некоторых хозяйственных дел. Предметам, использованным в погребальном обряде (платку, которым подвязывали покойнику челюсть; шнурку, которым были завязаны его ноги; иголке, которой шили саван и подушку; полотну, на котором опускали гроб в могилу), часто приписывалась магическая и целебная сила.

    Олицетворенная смерть перешла из мифологии в сказочный фольклор: во многих сказках рассказывается, как солдат (варианты — кузнец, мужик) перехитрил смерть (посадив ее в мешок).

    Смерть у эскимосов

    Религия у эскимосов сформировалась в условиях суровой Арктики. Когда жизнь и смерть отделены друг от друга хрупкой перегородкой, естественно, приходится бороться за свое существование. Чувствуя себя в полной власти капризной стихии, эскимос создал мрачную, фаталистическую религию, столь же грозную и безжалостную, как ледяные поля. Сила природы на Севере безгранична, а жизнь человека не значит буквально ничего.

    Подобно другим первобытным народам, эскимосы верят, что у человека не одна, а несколько душ, временно связанных с телом. Обобщив множество вариантов, можно сказать, что человек обладает тремя разновидностями душ. «Свободная душа» — это бессмертный дух, который при жизни человека служит источником силы, а после его смерти переселяется в иной мир. Но может возвращаться в виде призрака, принося несчастья живым. «Душа жизни» — это то, что оживляет тело и умирает вместе с ним. «Душа имени» — соединяет душу с силой и составляет жизненную силу. Болезнь эскимосы объясняют потерей души. Смерть и болезнь отличаются друг от друга не столько качественно, сколько количественно.

    С этими представлениями тесно связан страх перед блуждающими душами умерших. Эскимосы считают, что мертвецы продолжают жить, ведь их можно увидеть во сне. Они опасны, ведь все неприятности, которые выпадают на долю живых, чем-то вызваны. Могущество мертвых не ограничено пространством и временем. Чтобы не прогневить их, остается только выполнять их наказы.

    Живые боятся заходить в дом умершего, смерть считается заразной, они выбрасывают его вещи. Больного нередко оставляют умирать в одиночестве.

    Сначала устраивают похороны, потом, иногда намного позже наступает смерть. В крайнем случае, не грех положить в гроб еще живым.

    Мир у эскимосов населен духами, злыми силами, которые могут пристать к любому человеку или предмету. Все эскимосы носят амулеты: человеческую пуповину или зубы, кости и шерсть животных. Религия эскимосов — это вечная молитва страха.

    Смерть у древних китайцев

    В древнекитайском сознании, например, факт смерти оценивался как нечто, не имеющее глубокого бытийного значения. Иначе говоря, если человек умер, никакой трагедии в этом нет. Он все равно остается среди живых, но уже как усопший. Здесь так же, как и там. Мертвый уходит от живых условно, в каком-то ограниченном смысле. Он нас не покидает. Мир плотно заселен «живыми мертвецами». Они перешли в другое состояние, но не ушли в другой мир. Вот почему в этой культуре символика смерти носила земной характер. За императором Китая повсюду следовал гроб, который считался атрибутом его земного существования. Заблаговременная подготовка могилы для престарелых родителей считалась актом заботы и милосердия. Покинув часть земного мира, усопший отправлялся к другим людям, которые умерли раньше, но все же никуда не исчезали. Отсюда культ предков, который весьма характерен для этой культуры.

    Смерть в Древнем Египте

    Не разделяли земной и потусторонний мир и египтяне. Но они, скорее, подчеркивали сходство загробного мира с подлунным: там так же, как здесь. Смерть считалась прелюдией к загробному бытию. Египтяне возлагали надежды на нетленность того человека, власть которого была нерушимой при жизни. Телесность, по их представлениям, оставалась неизменной. Культ мертвых составлял важнейшую характеристику египетской культуры. Искусство бальзамировования и мумифицирования, строительство грандиозных гробниц, увековечение памяти ушедших — все служило одной цели, обеспечить символическое бессмертие. Еще в эпоху Древнего Царства (XXIX—XIX вв. до н.э.) египтяне полагали, что души умерших соединяются со звездами. Каждую ночь душа усопшего вновь поселяется в теле, покидая ради этого звезду.

    В истории человечества две культуры обнаружили особенно странный интерес к смерти и процессу умирания: культура египтян и тибетцев, разделявших глубокую веру в то, что сознание продолжает жить после физической смерти. Они предлагали тщательно разработанные ритуалы, позволяющее как можно легче перейти в новое состояние, вычерчивали сложные схемы, которые отображали странствия души. Египетская «Книга Мертвых» — коллекция молитв, магических звучаний и мифологических историй, которые относятся к смерти и загробной жизни.

    Итак, в древнекитайской и древнегреческой культурах жизнь и смерть уравнены между собой. Здесь нет и намека на то, что жизнь — это благо, а смерть — зло. Оба мира равноценны, хотя и разделены некой чертой.

    Смерть у индуистов

    Иначе оценивается эта проблема в религиозном сознании индуистов. Согласно индуизму все существа в мире берут свое начало в Брахмане, безличном абсолютном духовном начале, из которого возникает мир. Брахман лежит в основе всего существующего. Все, в конечном счете, должно вернуться к нему. Поэтому смерть — лишь переход от низшей ступени к высшей, продолжающийся до тех пор, пока дух не достигнет, наконец, такой степени чистоты и совершенства, чтобы войти в мировую душу, к чему стремится все существующее на земле. Из учения о переселении душ следуют строгие предписания о покаянии. Куда бы ни обратил свой взор вечно трепещущий индус, и на этом и на том свете его ожидает суровая кара. Всякое живое существо жаждет освобождения. Для приверженца индуизма его не существует. В принципе индус может стать брамином, но это не определяет в последней степени его последующую карму. Жизнь для него бесконечное паломничество, полное горьких разочарований, ужасных страданий, непосильных обязанностей, без одобряющей надежды на то, что «вечно движущееся колесо» когда-нибудь остановится, без одухотворяющей силы любви, без благородной поддержки и сострадания. Даже смерть не гарантирует избавления от мучений. Итак, в индуистском мироощущении земной и загробной мир разделены, но предпочтение отдается смерти.

  14. #1634
    Основные этапы в изменении установок по отношению к смерти
    Неизбежность смерти — «все умрем»

    Французский историк Ф. Арьес намечает пять главных этапов в медленном изменении установок по отношении к смерти. Первый этап — это состояние «прирученной смерти». Это стабильное состояние в широких слоях народа, начиная с архаических времен вплоть до XIX в., обозначается выражением «все умрем». Люди относились к смерти как обыденному явлению, которое не внушало им особых страхов. Человек органично включен в природу, и между мертвыми и живыми существует гармония. Поэтому «прирученную смерть» принимали в качестве естественной неизбежности. Так относился к смерти рыцарь Роланд, и русский крестьянин из повести Л.Н. Толстого. В прежние времена смерть не осознавали в качестве личной драмы и вообще не воспринимали как индивидуальный по преимуществу акт. В ритуалах, окружавших кончину индивида, выражалась солидарность с семьей и обществом. Эти ритуалы были составной частью общей стратегии человека в отношении к природе. В трауре А. Геннеп усматривал лишь совокупность запретов и приемов, свидетельствующих об изоляции от общества тех, кого смерть как реальная, материальная данность ввела в сакральное, «нечистое», состояние. Человек обычно заблаговременно чувствовал приближение конца и готовился к нему. Умирающий — главное лицо в церемониале, который сопровождал и оформлял его уход из мира живых.

    Индивидуализация смерти

    Второй этап эволюции отношении к смерти, Ф. Арьес назвал «смерть своя». Начиная с идеи Страшного суда, выработанной интеллектуальной элитой в период между XI—XII вв. Сцены загробного суда изображаются на западных порталах соборов, а затем представление о суде над родом человеческом сменяется новым представлением — о суде индивидуальном, который происходит в момент кончины человека. Заупокойная месса и погребальные обряды становятся важным средством спасения.

    Смерть в координатах времени

    Третий этап эволюции восприятия смерти, «смерть далекая и близкая» характеризуется крахом механизмов защиты от природы. И к сексу и к смерти возвращается их дикая и неукрощенная сущность.

    Потеря близкого и любимого человека

    Четвертый этап многовековой эволюции в переживании смерти — «смерть твоя». Комплекс трагических эмоций, вызываемый уходом из жизни любимого человека, супруга или супруги, ребенка, родителей, родственников, на взгляд Ф. Арьеса, новое явление, связанное с укреплением эмоциональных уз внутри нукленарной семьи. С ослаблением веры в загробные кары меняется отношение к смерти; ее ждут как момента воссоединения с любимым существом, ранее ушедшим из жизни. Кончина близкого человека представляется более тягостной утратой, нежели собственная смерть. Романтизм способствует превращению страха смерти в чувство прекрасного.

    Технологизация смерти

    В ХХ веке развивается страх перед смертью и самим ее упоминанием. «Смерть перевернутая» — пятая стадия развития восприятия и переживания смерти европейцами и североамериканцами. Подобно тому, как несколько поколений тому назад в обществе считалось неприличным говорить о сексе, так после снятия с половой сферы всех табу эти запреты и заговор молчания перенесены на смерть. Тенденция к вытеснению ее из коллективного сознания, постепенно нарастая, достигли апогея в наше время, когда по утверждению Ф. Арьеса и некоторых социологов, общество ведет себя так, как будто вообще никто не умирает и смерть индивида не пробивает никакой бреши в структуре общества. В наиболее индустриализованных странах Запада кончина человека обставлена так, что она становится делом одних только врачей и предпринимателей, занятых похоронным бизнесом. Похороны проходят проще и короче, кремация становится нормой, а траур и длительное оплакивание покойника воспринимается как душевное заболевание.

  15. #1635
    Цитата Сообщение от lorel Посмотреть сообщение
    То есть, люди ищут защиту от страха смерти?
    Ну да. Они бессильны перед ней. Осознают конечность своего существования. И ничего поделать с эти не могут.

  16. #1636
    Оля, а Смерть и страх смерти- это не одно и то же....

  17. #1637
    Цитата Сообщение от lorel Посмотреть сообщение
    Оля, а Смерть и страх смерти- это не одно и то же....
    Да, не одно и тоже. Они защищаются не от смерти - от нее не защитишься. Они защищаются именно от страха смерти. Стараясь убедить себя, что смерть не страшна, потому что жизнь после смерти, вроде как, не заканчивается, а становится другой, переходит на другой уровень.

  18. #1638
    ДА, Оля.

  19. #1639
    Цитата Сообщение от Ольга Посмотреть сообщение
    ...Баба яга же страшная...
    Оль, мне сейчас припомнилось. Помнишь, сказку разбирали "Гуси-лебеди"? Там про Бабу Ягу было и про то, что она девочку помыть хотела, баньку топила.... а ты "увидела себя" в этой девочке...
    Баба Яга- Старуха... Смерть- Старуха... "похожи" они мне показались, я и почитала про Ягу... :

    Нажмите на изображение для увеличения
Название: baba-yaga1.jpg
Просмотров: 17
Размер:	42,9 Кб
ID:	55603

    Сведения о Бабе-Яге идут от древнеславянских времён, когда язычество господствовало на Русской земле. Откуда взялось эта языческое существо до сих пор точно установить не удалось. Древнее предание донесло до нас легенду о Бабе-Яге.
    Согласно ей, посреди дремучего леса издревле обитает в странной избушке, окруженной забором из человеческих костей, старая колдунья Баба-Яга. Временами злобная ведьма налетает на Русь, несет с собой мор людей и падеж скота, похищает детей. Но иногда и к ней заглядывают гости с Руси. Одних Яга пытается съесть, другим помогает и даёт советы, предсказывает будущее, старается помощь найти верное решение.
    Баба-Яга имеет знакомства в живом и мертвом царствах, свободно посещает их, общается с людьми и духами. Кто она, эта загадочная старушка, откуда пришла в русский фольклор, почему ее имя чаще встречается в сказках северо-восточной Руси?

    По старинным поверьям Баба-Яга постоянно живёт в дремучем лесу в маленькой избушке на курьих ножках. Когда заблудившийся путник случайно наткнётся на жилище лесной ведьмы, то он видит избушку, окруженную забором с запертыми воротами. Подходя к ней, путник говорит:

    «Избушка-избушка. Встань к лесу задом, ко мне передом!» Повернулась избушка, а в ней Баба-Яга: «Фу-фу! Русским духом пахнет… Ты, добрый молодец, от дела пытаешь или дела пытаешь?» Тот ей и отвечает: «Ты, старая, прежде напои, накорми, а потом про вести спрашивай». В этом сказании нашел своё отражении обычай гостеприимства, гостя полагается сначала накормить, а уж после расспрашивать о его делах.


    Нажмите на изображение для увеличения
Название: baba-yaga1.png
Просмотров: 20
Размер:	129,1 Кб
ID:	55604

    Баба-Яга прежде чем стать сказочным персонажем была существом мифологическим – славянской богиней смерти. Известны главные черты Бабы-Яги: это женщина, старуха, у нее костяная нога. Образ Яги связывался с первобытным олицетворением смерти – змеи. Поэтому Баба-Яга сначала ползала, как змея, потом стала прыгать на одной ноге. Еще позже стала ездить в ступе по земле: «… бежит ступа по дороге, а в ней сидит Баба-Яга«. И только напоследок поднялась вместе со ступой в воздух. Последний, самый распространенный в сказках способ передвижения Бабы-Яги как бы символизирует ее окончательный отрыв от земли и полное освобождение от сверхъестественных функций, связанных с землей и преисподней. Наконец Баба-Яга превращается в чисто сказочный персонаж.

    При ближайшем рассмотрении Баба-Яга теряет свои человеческие характеристики (славянские ли, иноземные ли) и превращается… в существо, принадлежащее тому, а не этому свету, — в мертвеца. Археологам хорошо известны небольшие деревянные срубы, стоящие на «курьих ножках», то есть на пнях, которые можно обнаружить при раскопках курганов Х века. Вокруг них, как правило, идет кольцевая ограда из шестов, а на шестах человеческие черепа. Предназначались эти срубы или домовины для погребального обряда. В них, совершив положенные ритуалы, оставляли покойника. Через некоторое время истлевшие останки выбрасывали, череп водружали на шест, а в сруб клали другого покойника. Помните, какой ужас объял Ивана-царевича, когда он подошел к избушке Бабы-Яги? «Стоит избушка на курьих ножках, кругом избушки двенадцать шестов, на одиннадцати шестах по человечьей голове и только один не занятый. Подумал Иван-царевич: «Уж не моей ли он головы дожидается?»» Дальше Иван совершает хорошо знакомый читательской аудитории ритуал. Он вдруг заговаривает с избушкой: «Избушка-избушка, повернись ко мне передом, а к лесу задом». Самое удивительное, что все зашедшие в гости к Бабе-Яге Иваны поступают так в ста случаях из ста. Но в тоже время никто из сказочных героев не пытается повернуть «к лесу задом» царские дворцы, замки колдунов и колдуний, дом Кощея Бессмертного. Все это, конечно, не случайно. Стоящий на пнях дом-гроб Бабы-Яги одной стороной, там, где вход, обращен к лесу (в царство мертвых), а другой — к лесной опушке (в царство живых). Невидимая граница между двумя царствами проходит как раз по дому Бабы-Яги. Иван — живой человек — не может переступить границу, поэтому он произносит заклинание, поворачивающее избушку.

    Сказка знает несколько образов Бабы-Яги. Она воительница, похитительница, советчица, повелительница, колдунья и предсказательница. Встретив доброго молодца, Яга начинает его испытывать, стращать, и, если молодец ничего не испугался, то лесная ведьма готова ему помощь. Впрочем, испытания начинаются задолго до посещения Бабы-Яги. Сначала необходимо суметь добраться до избушки, повернуть ее к лесу задом, к себе передом, знать заклинание, чтобы войти, не уснуть (спят живые, умершие не спят и по этому признаку отличают «своих» от «чужих»). Кроме того, пришельцу предстоит исполнить все трудные поручения Бабы-Яги с помощью ранее приобретенных волшебных средств и волшебных помощников: собрать разбежавшихся кобылиц, добыть какой-либо спрятанный предмет и т.п.

    В избушке Яги обязательно присутствует печка. Она топится обычно, чтобы изжарить непрошеного гостя, чтобы испытать его на прочность и стойкость. Истопить баньку у Яги означает старинный русский обычай очиститься от всего нехорошего, а уж только потом вести переговоры с Бабой-Ягой. Баня у русских была объектом множества поверий, а также служила целям народного целительства и знахарства. Интересно, что Яга в сказках сама топит волшебную баню, а иногда и баню для гостя, и сама парит в ней героя. Баня в гостях у Бабы Яги – аналог бани для умерших, она мертвит. Кроме того, баня является средством извлечения души из тела. Поэтому баня – первый этап умирания. С мытья начинается пребывание путника в избушке Яги. Герой узнается Ягой по запаху: «…пахнет не просто как человек, а как живой человек. «Мертвые, бестелесные не пахнут».. В ином мире смелого путника ждет множество новых опасностей, он должен уметь их предвидеть и, по возможности, избегать.
    После мытья в бане и трапезы герой получает новый статус – он считается умершим. И Яга говорит с ним уже на другом языке – языке загробного царства, которым герой овладел в ходе магических действий. Итак, стало быть, в волшебных славянских сказках баня как водная является средством испытания пришедшего путника.

    Древние славяне приносили кровавую жертву адской богине, желая "задобрить" её.

  20. #1640
    Сказка знает несколько образов Бабы-Яги. Она воительница, похитительница, советчица, повелительница, колдунья и предсказательница. Встретив доброго молодца, Яга начинает его испытывать, стращать, и, если молодец ничего не испугался, то лесная ведьма готова ему помощь. Впрочем, испытания начинаются задолго до посещения Бабы-Яги. Сначала необходимо суметь добраться до избушки, повернуть ее к лесу задом, к себе передом, знать заклинание, чтобы войти, не уснуть (спят живые, умершие не спят и по этому признаку отличают «своих» от «чужих»). Кроме того, пришельцу предстоит исполнить все трудные поручения Бабы-Яги с помощью ранее приобретенных волшебных средств и волшебных помощников: собрать разбежавшихся кобылиц, добыть какой-либо спрятанный предмет и т.п.
    Не такая уж страшная та Яга....
    Отчего же ее боятся тогда?

  21. #1641
    Цитата Сообщение от Ёжка Посмотреть сообщение
    Оль, мне сейчас припомнилось. Помнишь, сказку разбирали "Гуси-лебеди"? Там про Бабу Ягу было и про то, что она девочку помыть хотела, баньку топила.... а ты "увидела себя" в этой девочке...
    Баба Яга- Старуха... Смерть- Старуха... "похожи" они мне показались, я и почитала про Ягу... :
    да, про Бабу Ягу интересно. Я тоже про нее подумала, когда картинку с привидившейся мне Смертью искала. Все думала откуда у меня именно такой образ. А потом вспомнила Бабу Ягу из какой-то киносказки Роу.

  22. #1642
    Цитата Сообщение от lorel Посмотреть сообщение
    Не такая уж страшная та Яга....
    Отчего же ее боятся тогда?
    Ну так что бы она помогать начала, надо сначала все испытания пройти. Но не всем это под силу, видимо. Только тем, кто от страха смерти сумел избавиться. А можно ли от него избавиться? Или его можно только заглушить (например, верой в загробную жизнь или еще чем-то)?

  23. #1643
    Цитата Сообщение от Ольга Посмотреть сообщение
    да, про Бабу Ягу интересно. Я тоже про нее подумала, когда картинку с привидившейся мне Смертью искала. Все думала откуда у меня именно такой образ. А потом вспомнила Бабу Ягу из какой-то киносказки Роу.
    А поподробней, Оль?

  24. #1644
    Цитата Сообщение от Ольга Посмотреть сообщение
    Ну так что бы она помогать начала, надо сначала все испытания пройти. Но не всем это под силу, видимо. Только тем, кто от страха смерти сумел избавиться. А можно ли от него избавиться? Или его можно только заглушить (например, веройД в загробную жизнь или еще чем-то)?
    До конца избавиться нельзя, но вполне можно ослабить. И он не будет мешать жить.
    Видишь ли... бес жизни нет смерти, а без смерти нет жизни.

  25. #1645
    Интересно здесь ещё об обычаях (мне интересно было почитать):
    Рассматриваемая форма ритуалов (случаи «чрезвычайной» смерти не рассматриваются) в основном сложилась к XIX в. и, во многом, сохранялась еще во 2-й половине XX в. Особо важно, то, что погребально-поминальная обрядность Окинавы сходна с древнеяпонской. Использованы данные полевых исследований автора (2002-2009 гг.).

    В целом традиционная погребальная система Окинавы (примером может служить о. Хатэрума из самой южной группы о-вов Яэяма) схематично состоит из трех фаз: 1) гроб помещается в центр погребальной камеры гробницы. 2) через 3-5 лет – гроб открывают, кости моют и кладут в урну. 3) через 33 г. – кости укладывают у задней стенки гробницы. В соответствии с этим гробница обычно состоит из 3-х частей: в центре место оставляется свободным; урны с костями ставят по бокам, самые старые – назад, в глубину; на возвышении сзади или в отдельной секции «под прямыми углами к погребальной камере» есть место, где складываются кости из урн.

    Традиционные искусственные погребальные сооружения (склепы) Окинавы имеют различный внешний вид [4], но внутренняя структура [5], в принципе, одинакова.

    Изменение положения останков во внутреннем пространстве погребального сооружения в идеале должно соответствовать изменению посмертного статуса покойника. До 49 дня (иногда до 1 года) после смерти усопшего называют «нынешний человек»: он еще не отделен от своей семьи и «ходит» от могилы к дому. В семье также еще сильно чувство, что усопший «еще живет с нами»: три раза в день ему подносят угощение. После 49 дня после смерти усопшего называют «предок» (букв. «родитель-человек»): он порвал связи с «этим миром» и стал человеком «того мира» (яп. госё). Через несколько лет очищенные костные останки помещают в оссуарий и ставят на «среднюю ступень» «алтаря», а с годами переставляют на «верхнюю ступень». Через 33 года после смерти кости перекладывают из оссуариев в канавку («тот мир») и смешивают с другими останками. Теперь усопший теряет индивидуальность и становится анонимным коллективным предком.

    Отсюда
    Последний раз редактировалось Ёжка; 29.01.2012 в 19:27.

  26. #1646
    Цитата Сообщение от lorel Посмотреть сообщение
    А поподробней, Оль?
    Поподробней... В тот момент, когда искала по слову "Смерть", подумала, что картинки все какие-то не такие. Пришла мысль про Бабу Ягу, но ничего охожего тоже не находилось - все Бабки Яги были какие-то улыбчивые, не злые и не страшные. Но мысль, видимо, засела. И я пыталась вспомнить откуда же я этот образ взяла - понимала, что где-то раньше его видела. А вчера вспомнила, что фильм-сказку смотрела и образ этот оттуда.
    Вот она Нажмите на изображение для увеличения
Название: 4.jpg
Просмотров: 38
Размер:	52,7 Кб
ID:	55605

    Хотя, почему-то прямо сейчас кажется, что может и не она и не оттуда. А из книжки какой-нибудь картинка или из диафильма. У привидившейся мне вроде платок был под горлом завязан, а не сверху... Но почему-то точно уверена, что это образ Бабы Яги, виденной мною когда-то в детстве.

  27. #1647
    Ребенок сегодня нашел мою Старушку, вылепленную из пластилина, и говорит: "Ой, чего это ты лепила? На Смерть похожа". А мне казалось, что только в начале была похожа, а потом я из нее бабульку обычную сделала...

  28. #1648
    Цитата Сообщение от Ольга Посмотреть сообщение
    Ребенок сегодня нашел мою Старушку, вылепленную из пластилина, и говорит: "Ой, чего это ты лепила? На Смерть похожа". А мне казалось, что только в начале была похожа, а потом я из нее бабульку обычную сделала...
    А он при этом выражал страх или что-то иное?

  29. #1649
    Цитата Сообщение от lorel Посмотреть сообщение
    А он при этом выражал страх или что-то иное?
    Нет, не страх. Подозреваю, что прикрывал страх. Смеялся.
    Сегодня утром опять полез в пластилин и достал ее. "Мам, кто это?". Я: "А тебе как кажется?" Засмеялся. Но не так, как всегда - неестественно. Потом взял ее и косу ей приделал. "Вот так надо." - говорит. Я промолчала. Не знаю, как себя вести, как реагировать. Посмеялся еще и убрал ее обратно в пластилин.

  30. #1650
    Нормально у него все, Оля. Любопытно ему.

    Но у меня к тебе вопрос. О страхе. Да, терять близких страшно...
    А что ЕЩЕ есть в твоем страхе?

Страница 55 из 59 ПерваяПервая ... 254552535455565758 ... ПоследняяПоследняя

Похожие темы

  1. Плохо, плохо всё!
    от гномик в разделе Психология Личности
    Ответов: 773
    Последнее сообщение: 25.03.2013, 08:14
  2. плохо
    от Evgenia в разделе Психология Личности
    Ответов: 37
    Последнее сообщение: 11.04.2012, 10:51
  3. Ответов: 162
    Последнее сообщение: 05.08.2010, 18:56

Социальные закладки

Социальные закладки
Добавить тему в :
© Все права защищены. iVezha.ru, 2008-2016 - как вернуть любовь мужа | На этом форуме по психологии можно получить бесплатную помощь психолога, консультацию психотерапевта онлайн. | Powered by vBulletin™ | Copyright © 2013 vBulletin Solutions, Inc. | Перевод: zCarot | Digital Point modules: Sphinx-based search